2.1. 24.10.16 ДОПРОС. М. Костров

Автор annatsurkan

У вас нет права хранить молчание

Цель занятия – прочувствовать на себе состояние палача, жертвы, отслеживать свои чувства эмоции в этих состояниях, уметь использовать энергию этих чувств в актерской игре, а также выдерживать темпоритм натиска, чувствовать партнера и многое другое.

Занятие началось с Мишиного примера. Не в обиду моим палачам, для меня это был самый страшный момент занятия.

Было ощущение, что наш сенсей собрал всю волю в одну точку, которая образовала такую себе энергетическую катану и ловко фехтовал ею вокруг тела Кати (как самураи в кино). Одно неловкое движение – и она труп. Но, мастер знает свое дело, а от предвкушения расправы над Катей в жилах застывала кровь. Напряжение росло с каждым действием и от страха становилось дурно до тошноты.

Пример был не только про технику ведения допроса но и про концентрацию. И волю.

Потом мы разбились на тройки и начали свои допросы.

Первым мы с партнершей допрашивали парня. Он крепкий орешек и приходилось раскачивать энергетику на максимум. У меня лучше всего пока получается делать это криком. И хоть в этом упражнении крик считается наименее эффективным методом (действовать надо более филигранно) все таки мы результата достигали, хотя бы даже этим топорным методом.

Палачам сложней, чем жертвам. Это факт. Надо удерживать нарастающий темп угроз, крика, да чего угодно. Как только теряешь темп – психика жертвы находит момент для адаптации, проверено на себе. Жертва, начинает хихикать, ерничать, прирекаться, уходит в глухую оборонку. Вообще терпеть все пытки и побои намного легче, чем выдерживать все нарастающие угрозы расправы. Точнее, мастерски проведенные угрозы не может выдержать никто. Психика не находит выхода нарастающему напряжению и человек ломается. Отсюда куча героев из фильмов, которые выдержали адские пытки, но сломались на угрозе здоровью любимым детям, например.

Важно сработаться с партнером-палачем. Времени для приреканий уж точно нет. Жертве и так сложно поверить в предлагаемые обстоятельства, что мы палачи (мы все в группе близки) и “зависания” или стычки палачей могут свести результат на нет. Выдумываешь приемы на ходу. Очень ценен опыт уже жертвы – что было страшно именно тебе. Работаем качелями добрый-злой полицейский.

Четко отследила момент, когда в первом составе девушка-жертва дала слабинку, ее бровь дрогнула во взгляде появилась жалость, мольба, страх. У меня тут же включился спасатель, сочувствие, желание обнять, прекратить все. Но, потом я вспомнила,  что я здесь не для катания в стандартном паттерне “жертва-спасатель”, а для “включения” палача и усилием воли начала “добивать” партнершу, давить в слабое место. И тут сам себе поражаешься, каким можешь быть жестоким человеком. Более того, я понимала, что демонстрирую еще не предел своих возможностей. Что, если еще поднажать, или зацепить что то личное, то этот уровень будет только вершиной айсберга. и в общем даже чувствуешь какой то кайф от собственных возможностей. Что вот, в арсенальчике есть такой оружьице. Также отследила мысли и страх по поводу того, что бы партнерша-жертва (к которой в жизни очень хорошее отношение) ни в коем случае не обиделась, выдержала, понимала, что все эти матерные слова и оскорбления, конечно же, не о ней. Замечательно, что получилось действовать параллельно с этим страхом испортить отношения с человеком в реале. Ну и каково было удивление, что по итогам упражнения мы все обнимались и относились с пониманием.

Потом жертвой была уже я. В жизни, для меня состояние жертва и спасатель, практически агрегатные)) Но в упражнении получилось освежить ощущения былых травм, найти новые оттенки. Прочувствовала слабинки в собственном убеждении. Еще актуален страх перед мамой. Спасибо палачам за тонкую психологическую проработку.

В момент максимального напряжения чувствовала себя ничтожеством, размазанным по полу, цеплялась за остатки собственных убеждений, но все уже так зыбко, не была уверена, что это все существует, что я существовала как цельная полноценная личность. Меня, как бы размазали по полу. К сожалению, в жизни такие ощущения для меня не в первой, но новые оттенки стыда, беспомощности, беззащитности ненужности появились. Хорошая встряска на проверочку собственных точек опоры в жизни и собственной прочности. То, что я сломаюсь у меня сомнений не было. Было интересно в какой именно момент и от чего именно. В общем, под конец первых 5 минут, остро хотелось что бы это все поскорее закончилось. О существовании слова “СТОП”, которое все может прекратить, в обоих случаях забывала/боялась даже думать. Это, наверное, тоже уже такая боязнь сопротивления.

Угрозы убийства моих друзей во втором составе не сработали наверное потому, что мне не хватило веры в реальность осуществления этого. Во втором составе, возможно от не достаточного темпа у психики появилась возможность на самооборону. Я иронично молчала, хотелось прирекаться с палачами и шутить. Но как то уж не хотелось сильно усложнять задачу партнершам, была еще надежда что пробьют. Немного пробивали, в моменты сильного физического воздействия на грани, когда прикасались к определенным зонам на теле.