Способы существования. Интересность с Михаилом Костровым

Автор kristina.ursuliak

Чем будем удивлять?”

Режиссура импровизации- это режиссура момента, по сути, мы режиссируем нашу реакцию. Для нас, как для начинающих актеров, важно научиться делать момент действия необычным и интересным,но при этом-оправданным. Любое удивление должно быть обоснованным и честным .

Приемы:

  1. Изменение эмоции или отношения после каждой реплики партнера
  2. Смена способов воздействия на партнера
  3. Уход от ответа(смена темы)
  4. Замена текста- действием.
  5. Смена темпоритма после каждого действия
  6. Парадоксальность текста.

Из личных наблюдений:

  • Не стоит утрировать. Изменение эмоционального окраса не должно быть наигрышем или абсурдом.
  • Можно наполнять “объемом” диалог используя метафоры, отвечая вопросом на вопрос и т.д.
  • Двигаться, жить телом, пока партнер говорит. Актер на площадке должен все время меняться. Для этого у нас есть  три вида действия – действие по-отношению к себе, своему телу; действие по-отношению к партнеру (физический контакт с ним) и действие по-отношению к чему-то третьему, например действие с предметом или элементом “выгородки” (стул и т.д.). Их нужно чередовать, обыгрывать, они позволяют не застывать в неподвижности.

Итак, в начале мы работали со  звуками: “а, о, у, е, ы, и,э…б, п, т……щ,ц..и т.д.” мы искали характер этого звука, его особенность,привязывали каждый звук к телу (искали выражение звука – жестом). Это сложно. Найти точное применение телу, при этом играть ритмом, диапазоном и характером звука. Далее мы взяли слово, которое нам нравиться, и попытались сказать это слово телом. При этом сохраняя “звучание” и длину слова. Начиная с каждой буквы, затем по-слогам, далее целиком. Я взяла слово “литейный”. я пыталась передать  характер, его мягкость, гибкость.

Далее мы перешли к многократному декламированию “Не выходи из комнаты…” (Однажды этот стих точно станет мантрой ЧК). При этом мы на каждое слово делали новый жест, далее на каждый слог.  Далее, играли каждое четверостишие от лица разных персонажей (меняем ритм, темп, интонации, прибавляя характерности и т.д.) В конце еще и прибавилась музыка Альфреда Шнитке. Поскольку каждый персонаж можно выразить в музыки, то можно считать, что музыка Шнитке – выражает какой-то персонаж. Наша задача была почувствовать и сыграть его.

Из личных наблюдений:

  • тело и текст в определенный момент начинают жить как единое цело
  • амплитуда жестов-обширна (от движения пальцам до падения всего тела)
  • В зависимости от характера персонажа-текст меняет смысл.
  • В зависимости от музыки – атмосфера вокруг рождает все более и более странных, неординарных персонажей.

Затем играли этюдные упражнения.

Первый номер давал события, а партнер отвечал на него только фразой “нет”. В этом упражнении оценки, жесты, мимика начинают жить. Иногда партнер задавал мне вопросы или давал события на которые я не могу ответить “нет”, тогда мне приходилось всем телом говорить да, а текстом-нет. Эдакий диссонанс наполнял происходящее интересным смыслом. Следующее упражнение было такое же, только на этот раз мы говорили только “да”. Такой способ существования для меня был интересен и необычен. Я, как человек который прячется за текстом,  не умею интересно существовать на площадке.

Уход от ответа – один из прекрасных умений наполнить текст интересностью.

Также мы играли в “слово за слово” в котором каждая новая реплика рождалась от ключевого слова партнера.  При этом мы можем видоизменять  слово (друг-дружба). Мне последнее упражнение  напоминает спасательный круг, когда не знаешь что ответить партнеру- просто отталкиваешься от ключевого слова его реплики. При этом в одной фразе можно выделить разные ключи.
Например: ” У нас украли все деньги”. Можно оттолкнуть “украли”, а можно от “У нас, а может у меня? Ты же не работаешь.”
И таких вариантов может быть огромное количество.

В целом, для меня, это одно из наиболее продуктивных и важных занятий, так как на нем мы изучаем новые инструменты.  Вот маленькая, личная цель –  научиться ничего не делать на сцене так, чтобы от меня нельзя было отвести глаз!