Экстремальная ситуация на плотах – Владимир Тагвей (12.05.2017)

Автор Мария Демянчук

Экстремальные ситуации на плоту, как правило, используются как спассредства, когда плот безальтернативно тонет – падает уровень энергии “и становится что? – невыносимо.” (цитата). Ну, или же вы договорились с партнерами прокачать экшен или Хичкока.
Экстремальные ситуации, собственно: убийство или смерть человека на плоту, истерика, драка, изнасилование. Нам сказали, что не обязательно мы столкнемся с такими ситуациями, но обязаны понимать их механизмы. Каждое из этих событий призвано дать возможность глубже копнуть партнера и в результате изменить одного либо нескольких участников; если изменение не происходит – цель экстрима не достигнута, мы тонем все равно. Это Главное правило.

Убийство или смерть играются крайне редко вследствие сложности сыграть смерть технически достоверно (боже, я вот так запросто это пишу?!..) Преподаватель продемонстрировал нам удушение и тут же получил критический фидбек из аудитории “так вы человека никогда не задушите, захват неправильный” с последующей демонстрацией со стороны говорившего 🙁 Кажется, об уровне стресса и уровне самоконтроля на плоту написано и сказано было предостаточно, и все равно оказалось важным напомнить о том, что техническая достоверность не приоритетнее безопасности, и о том, что если в других ситуациях партнеры могут тебя подстраховать, то здесь вся надежда на собственные предохранители.
Фантастика (еще одно напоминание) на плоту не играется, при этом выбор способов (само)убиения ограничем лишь воображением.
Истерика как вариант взрыва-прорыва используется довольно часто.

Второе Главное правило драки и изнасилования в том, что они не должны состояться. Ценность этих экстремальных ситуаций именно в асимптотичности, которая позволяет как бы сконденсировать напряжение в энергию для изменения героев. В каждом из этих событий важна подводка. При этом задача главных ситуативных противников – всячески нагнетать, натягивать энергию, в то время как задача двоих оставшихся партнеров – провоцировать и в то же время мешать событию произойти.
В случае с “дракой” обязательно физическое сдерживание, “агрессор” должен вырываться ровно с такой силой, с которой его сдерживают. “Агрессия” должна быть направлена на оппонента, а не на сдерживающего (сдерживающих). Здесь конфликтующим сторонам менее важна возможность выхода – партнеры могут просто растащить их по углам плота.
В случае с “изнасилованием” важно отсутствие брутальности у “агрессора”, а инструментарий сдерживания остальными партнерами ограничен лишь их изобретательностью: можно таращиться, зубоскалить, подначивать, запугивать, мельтешить, петь дурацкие песенки – словом, давать “агрессору” повод-возможность выхода из этой ситуации, здесь такая возможность важнее, чем в “драке”, ведь она сама уже является ключом для изменения минимум одного героя – собственно, самого “агрессора”.

Пощечина! Выходя на плот, мы подписываемся под возможностью получить пощечину.. или влепить ее. Конвенциональненько!

Только ли мне показалось, что в помещении было несколько нервно все занятие, даже когда мы откровенно зубоскалили и хохотали, сбивая градус происходящего на площадке? Не знаю.