Занятие под музыку с А.Н. Неёловым

Автор Наталия Ларченко

А в душе я танцую… Если честно, то на протяжении всего занятия ощущение внутри меня было именно таким. Я реально танцевала.
Занятие состояло из нескольких частей, каждая из которых развивала в нас внимательность, воображение, реакцию, язык тела и, конечно же, выносливость. Но давайте по порядку.
Сначала мы разобрали теорию. И так, музыка в этюде для нас партнер. Соответственно мы должны с ней взаимодействовать как с партнером – соблюдая событийно-оценочную цепочку. Каждое изменение в музыке для нас событие и мы должны ответить на него реакцией – дать оценку. Правила этюда тоже никто не отменял, мы должны были меняться. Все точно, когда в музыке происходит изменение мы должны отвечать на него собственным изменением.
Приступив к практике мы начали с моно этюдов. Как только музыка начинала играть – мы должны были начать тоже начать игру. Главное было сразу определиться кто мы?, где мы?, и чего мы хотим?. Честно говоря, с первого раза это получилось далеко не у всех. Мы брали себе краску соответствующую музыке и жили в ней. Хотя в музыке происходили изменения и мы должны были на них реагировать, меняться.
Со второго раза получилось лучше – так как мы уже получили указание на наши ошибки и, конечно, задачу. Мы должны были перемещаться в пространстве. нельзя было играть в одной краске и точке. Тут уже стало немного лучше. Дальше мы получили вводные: мы были людьми за которыми гонится “чужой”, а мы гонимся за андроидом, который этого “чужого” выпустил. Кстати, действо происходит на космическом корабле, а в руках у нас бластер, с которого мы стреляли в “чужого” и робота. И все это под музыку из “Миссия невыполнима”. Перемещаться нужно было по всему пространству. То есть за время звучания мелодии нужно было побывать в зале, на балконе и на сцене. И все в довольно быстром темпе – соответствующему музыке, учитывая все ее переходы, а их там немало.
Следующими вводными стало отыграть самый счастливый день своей жизни. Точнее не своей, а персонажа, которого мы отыгрывали. А потом под ту же мелодию отыграть самый плохой день в своей жизни. И вот тут пришло осознание, что не музыка задает настроение, а мы сами его создаем под музыку.
Дальше – больше. Мы стали в пары и теперь у нас было сразу два партнера: человек и музыка. И тут нужно было взаимодействовать с ними так, чтобы четко реагировать на их события. Пока этюды были немыми, это еще хоть как то получалось. Но когда мы заговорили все поплыло. Мы отыгрывали этюд прощания навсегда на вокзале. Когда нам дали ограничение количество слов – мы их все не использовали, больше концентрируясь на музыке. А когда слова не ограничивались – то мы о ней почти забыли.
Потом мы перестали “прощаться” и играли в “аэропорту”. Кто мы друг другу определяли походу действия. Тут тоже музыка ушла на второй план, а большинство тупо забыло о том, что она – партнер, просто воспринимая ее как фон. Собственно примерно тоже самое происходило и в момент нашего пребывания на берегу океана.
Интересно, что когда А.Н. устроил нам путешествие в эпоху музыка снова стала решающим фактором. В этом этюде мы оказались на аэродроме, где один человек летчик, который сейчас идет совершать боевой вылет, а второй человек с ним прощается. Для меня музыка отыграла здесь ключевую роль. Я прям почувствовала, что я в военной форме и реально могу не вернуться.
А потом были плоты. Ух… Вот честно пытаться соблюдать правила плота, событийно-оценочную цепочку сразу с четырьмя партнерами это нечто. Хотя как по мне задачу облегчал тот факт, что музыка была знакомая и мне очень приятная. Но с другой стороны это мешало, так как включался ассоциативный ряд связанный с песнями. Меняясь партнерами мы отплавали четыре плота. И пусть это были не самые глубокие плоты, но они были реально особенными. Мы осознано менялись.
Дальше была импровизация на всех. По условию мы на сельской дискотеке и не должно быть двух людей делающих одинаковые движения. Мы должны были жить в этом. Органично существовать и меняться под музыку. Две попытки. Первую, мы, конечно же, провалили – уйдя  в развлечение. Мы забыли про музыку и условия. А вот второй раз был продуманней. Ну или мне так показалось.
Но “вишенкой на тортике” стал последний моно этюд. Нам разрешили делать то, что запрещали практически все занятие. Танцевать. Мы все танцевали. Наш последний танец перед смертью. Никого не было рядом. Мы одни и танцуем в последний раз, так как с последним аккордом музыке мы падали и умирали. И все танцевали. Я практически не видела людей. Нет, я конечно, понимала, что они рядом, что мы в зале на занятии, но взаимодействуя с музыкой в привычном действии я “исчезала” из пространства. Я была один на один с музыкой, а потом просто упала.
Наверное, кого-то удивили бы двадцать три тяжело дышащих трупа, но мы в этот момент я ощутила весь кайф этого занятия.
P.S. Спасибо огромное, Анатолий Николаевич! Просто спасибо.