“Пресс-конференция” – Галина Шиллер (31.10.2017)

Автор Мария Демянчук

Правила предельно просты: 1. все, произнесенное и услышанное в этих стенах, остается в этих стенах. 2. не раскрывать тайн третьих лиц. 3. преподаватель имеет право ветировать вопрос и/или ответ, если происходящее неинтересно или неадекватно.
Задание:
интервьюируемый от своего лица дает предельно честные и максимально интересные ответы на вопросы, интервьюирующие от своего лица задают сложные для интервьюируемого и/или публичного обсуждения вопросы, чтобы как можно глубже раскрыть личность интервьюируемого.
Можно рассматривать как тренаж для “плотов” – учимся задавать вопросы, позволяющие “копать в партнера”, тренируем выразительность и умение открыто говорить на сложные темы, практикуем внимание к партнерам – заметить, о чем человеку сложно говорить, какой вопрос задать следующим, чтобы из последовательных вопросов и ответов сложилось и ожило общее представление об интервьюируемом, его мировоззрениях, способе мышления и действий.

Было много искренности, честности перед собой и другими, бережности, за это хочется сердечно поблагодарить свою группу. Но 🙂 чего мне хотелось бы больше и от своих товарищей, и от себя:
– конкретики, “картинок” как в вопросах, так и в ответах.
– разнообразия темпоритма по звуку, яркой смены эмоций. Темпоритмически временами все действо было похоже на спиритический сеанс или натюрморт – тягуче, статично. Зато когда отвечающий меняется – включаешься моментально: девушка не дала в ответе конкретики, при этом голос ее упал до шепота, речь замедлилась – думаю, у многих в этот момент пробежал по спине холодок и перехватило дыхание. Человек, до того сидевший почти неподвижно, отвечая, как-то дернулся – все рефлекторно тоже вздрогнули.
– телесной выразительности. Из отвечавших практически никто не вставал со стула, даже мимика и жестикуляция, в основном, была очень сдержанной. Временами даже сдержанее, чем я привыкла видеть у партнера на занятиях.
– групповой энергии в упражнении. По-моему, просадили со старта и едва-едва качали в процессе. Из спрашивавших мало кто давал энергию, практически никто не пользовался интонационными крючками, ситуационных вопросов было мало. Мы очень берегли партнера “под обстрелом” – дважды поймала себя на выборе более безопасного вопроса, и вообще было много бережности, по-человечески это мегакруто, но это как раз свалило всю нагрузку на отвечавшего: требовало от него изобретательности по форме ответов в добавок к обсуждению непростых для себя тем по сути. Когда интервьюеры берут больше работы на себя, мне кажется, нагрузка более равномерно распределяется по группе, задание “честно И интересно” выполняется эффективнее.

И еще. Для меня это одно из самых показательных занятий в плане разделения актерских задач и житейских всяких штук. Тащить или не тащить известное о человеке из жизни на площадку / в упражнение, если тащить – то в какой мере использовать, например, в вопросах, где здесь баланс – каждый решает для себя сам.