Взрыв. Прорыв. В. Тагвей. (10.11.17)

Автор Марина Максименко

Оголённые нервы. Первое, что приходит в голову при воспоминании об этом вечере. Первая группа прошла это занятие двумя днями ранее, и многих переполнял восторг. Для меня же оно оказалось самым тяжёлым. Порой даже невыносимым. Но начиналось всё весьма безобидно.

Мы снова не записывали никаких конспектов, а сразу же перешли к упражнениям. После небольшой разминки мы начали передвигаться по комнате, полностью отпустив своё тело. Оно могло вытворять всё, что угодно. По-всякому размахивать руками, дёргать ногами, крутить головой. Главное при этом перемещаться и никого не убить. По хлопку надо было замереть в текущей позе. Владимир считал до десяти, а мы постепенно напрягали свои скрюченные тела с ног до головы. На счёт десять надо было максимально напрячь каждую мышцу и по хлопку сделать сброс напряжения и снова начать перемещаться. Потом мы делали тот же сброс, но в определённую точку и со звуком.

Затем мы распределились по комнате и представили внутри себя тёплый шарик, который нужно было мысленно перемещать по телу, наблюдая за его изменениями и за теми частями тела, в которые он попадал. Он мог менять цвет или температуру, части тела тоже могли как-то реагировать. Далось мне непросто. Очень медленно получалось его вести, он то и дело терялся и растворялся.

Следующее упражнение придумал А.П. Чехов. Называется “Пять шагов”. Суть в том, чтобы за пять шагов постепенно перейти в определённое состояние в самом максимальном его проявлении. Каждый следующий шаг определял новый уровень состояния от меньшего к большему. Мы выполняли это упражнение трижды, наращивая разные состояния. Первый раз необходимо было за пять шагов вырастить внутри себя мощь. На пятом шаге можно было издать какой-нибудь звук, который просился для проявления своей мощи. Это, кстати, сильно отвлекало. Поскольку все шли в разном темпе и в разное время доходили до пика. И когда начались победные вопли то тут то там, в то время как мне нужно было сосредоточиться на своём внутреннем состоянии – стало очень трудно соблюдать концентрацию. При этом я так и не дошла до состояния всемогущества, в котором я могла всё крушить. Я скорее пришла к какому-то космическому состоянию всесилия. И мой звук больше походил на ОМ.

Вторые пять шагов меня шокировали. Владимир сказал на пятом шаге умереть. При чём поверить в то, что вот сейчас через пять шагов меня не станет. И действительно погрузиться в небытие. Это жесть! Я не хотела делать это упражнение качественно, не хотела верить. Слишком тяжёлая тема. Сначала хотелось поскорее пройти эти пять шагов. Но потом возникло желание на полную насладиться своим существованием в теле, его движением, его ощущениями, своим дыханием и стуком сердца. На последнем шаге я упала и радовалась тому, что на самом деле жива. Что это только упражнение. Я чувствовала холодный пол, продолжала слушать каждый вдох и выдох. А когда упражнение закончилось, и мы встали, я обрадовалась своему присутствию в этой комнате, ярким краскам вокруг и живым людям:)

За третьи пять шагов нужно было взрастить в себе состояние счастья. Тоже оказалось непросто. Но уж точно гораздо позитивнее:)

А потом началась самая жесть. В центр комнаты выходили два человека и вставали друг напротив друга. Задача одного – просто медленно дойти до сцены и подняться на неё. Задача второго – остановить его во что бы то ни стало, поскольку это самый дорогой в его жизни человек, которого он больше никогда не увидит. И всё б ничего, но второго человека держали за руку (девушек держал сам Владимир, а мужчин держали два помощника за обе руки). Поэтому оставалось только вербальное воздействие. Упражнение выполняли по очереди. Уходящий должен был ориентироваться по степени накала второго человека. Если тот уже на пределе – ускориться, а если наоборот не додаёт – не спешить. Хорошо, что я была в числе первых! Я представила, что сокурсница, которая от меня уходила – моя родная сестра. И это было так страшно! Терять свою родную сестру навсегда… Владимир ещё подначивал “Она уходит! Она не слышит тебя! Останавливай!”. АААААААААААААААА!!! СТОЙ! СТОЙ! СТОООООООЙЙЙ!!!!!! Но никто в этой комнате не остановился. Потом было две стадии утешения – обнимашки от Тагвея и обнимашки от партнёра. Ну и вернувшись на место, тоже все друг друга обнимали и утешали. Тридцать трагедий, тридцать потерь. Всё это пришлось созерцать. Пытаться не пустить в себя, не проживать заново раз за разом вместе с другими. Не пускать пронзительные крики в своё сердце. Тех, кто верил. Кто чувствовал эту боль по-настоящему. Как прекрасны люди в своей уязвимости! В своих настоящих, живых чувствах! Предельно живые люди. И каждое сердце хочется обнять и согреть, подарить утешение. Обрыдалась я на этом задании, которое казалось бесконечным. Зато Владимир, наблюдая за очередным приступом отчаяния в его максимальном проявлении, улыбался, как Мефистофель, и удовлетворённо мурлыкал под нос “Хммм, хорошо”.

На фоне этого задания заключительное меня уже не впечатлило до такой степени. Оно выполнялось в парах уже на сцене. Один человек молча занимался чем-то, а второй доводил его до белого каления какими-то фразами. В какой-то момент молчун должен был взорваться. Второй в ответ тоже мог взорваться, либо потухнуть. Никогда ещё в нашей тёплой компании не звучало столько матюков! К сожалению, я не успела побывать на сцене. Хотелось взорваться каким-нибудь альтернативным методом, но времени было мало, желающих много, и в них оказалось больше энергии, чтобы выскочить на сцену раньше меня. Заключительные слова Тагвея я тоже пропустила, поскольку спешила домой. Возможно, в комментариях кто-нибудь их озвучит.

Удивительный и неоднозначный эффект произвело данное занятие. Кто-то был истощён (как я), а кто-то наоборот- переполнен энергией. Интересно, с чем это связано. И ещё интересная тема для размышлений – пускать в себя чужую боль или нет. Если не пускать – это чёрствость? И что на самом деле есть сочувствие?

Как бы там ни было – а занятие получилось невероятно мощным! И невероятно ценным. Благодарю!