Подготовка к работе над этюдами с Михаилом Костровым (10.01.2018, 1 курс)

Автор Настя Фурман

Мы часто используем в своей речи пустотные понятия. Что для нас до недавнего времени значила фраза “мы – костровцы”? Ну, мягко говоря, ничего особенного.

Да, мы знали, что существует такой человек по имени Миша, и он у нас главный. Кто-то даже пошутил, назвав нас “Свидетелями Кострова” – верим в него, но никогда не видели. Но недавно для меня все изменилось. Думаю, не только для меня. После встречи с Костровым осталось стойкое ощущение, будто все мы под его куполом, слово “костровцы” обрело свой смысл. А он всего-то с нами поговорил. 

В самом начале прозвучала фраза: “Сегодня мы играть не будем”. Но я решила ей не верить. Подумала: “Поживем – увидим”. Пожили. Увидели наглядно, что значит “ножками” создавать этюд. “Какая у тебя идея?.. Давай попробуем… Нет, какая-то фигня, давай еще раз”.  И еще, и еще… То есть, наша привычка прописать все заранее – и текст, и порядок действий – не рабочая. Нужно не обсуждать, а пробовать. И нет смысла запоминать текст, ориентироваться нужно по действию. 

Понравилась мысль о “вау-факторе”. Речь о том, что если у тебя от своей работы возникает восторг, только в этом случае, возможно (!ВОЗМОЖНО!), она понравится кому-то еще. Только это должно быть именно “ВАУ!”, а не “ну да, неплохо”, “нормально, вроде нравится”.

Также запомнился тезис о ролях на попадание. Поняла, что если у человека по жизни образ ботана, то играть мачо ему противопоказано. Просто потому, что не поверит этому никто.  

Михаил сказал, что для актера очень важна аура. Если ее нет, то и смысла выходить на сцену нет тоже. И развить ее нельзя. Есть вариант выкопать ее из-под комплексов и глючных стереотипов поведения, но если ее изначально не было – то и не будет. Реплики из зала: “Вы имеете в виду харизму?”, “Талант?”, “Обаяние?”. “Нет, – ответил Костров, – Я имею в виду ауру. Я сказал это слово и именно его имел в виду” 

Паши, как негр. Нет, Костров не сказал именно так, но я себе такой закон прописала, исходя из его истории в продолжение Нееловского “Талант – это фигня”. В ответ на вопрос о том, как перейти на второй курс, Михаил рассказал о том, что было много талантливых, которые в какой-то момент сами разворачивались и уходили, а были такие, которые пахали, как негры, и новые навыки им доставались большим трудом, отчего и были более ценными. И по итогу результат их был мощнее, чем у “талантливых”. 

Кроме этого теперь я знаю о двух коробках, которые не стоит открывать на сцене: коробке самоосуждения и коробке личного опыта. Актеру нельзя оценивать себя во время игры и опираться на личный опыт – правильнее отталкиваться от опыта персонажа, что как раз и даст веру. И каждый раз, когда ты выходишь на сцену, стоит понимать весь жизненный путь, который герой прошел до этой секунды и пройдет после. Об этом не нужно заявлять, но все это должно быть внутри и чувствоваться.

И напоследок хочу вспомнить о парадоксе – том, с чем каждый этюд будет особенно интересным. Никому не нужны супермены, которые в очередной раз спасают мир. Спасать в этюде должен какой-то задрот или дрыщ, тогда это будет интересно. Вот и я хоть в чем-то, но решила повести себя необычно, – спустя месяцы зарегистрироваться на сайте и опубликовать текст.