Темпоритмический рисунок Елены Вахрамеевой (07.02.18)

Автор Марина Максименко

Лена пришла не одна, а вместе с небольшим джембе, что вызвало интерес к занятию ещё до его начала. Этот барабанчик задавал темп практически всей нашей встрече.

Каждый из нас имеет свой собственный ударный инструмент – сердце. Мы изо дня в день неосознанно чувствуем его ритм. А его темп неразрывно связан с нашими эмоциями. Поэтому так трудно усидеть на месте под зажигательные ритмы африканских барабанов от прилива энергии и так тянет расслабиться и отдаться меланхолии под неторопливый блюзовый бит. Впрочем, это мои личные реакции.

Дыхание – ещё один музыкальный инструмент, задающий ритм и настроение человеческому существованию. Мы пробовали дышать то быстро, то очень-очень быстро, то резко медленно. И действительно эмоциональный фон при этом менялся.

На занятии мы разбирали, что такое темпоритм и как им пользоваться. Темп – это скорость свершения некого процесса. Ритм – это упорядоченная последовательность движений, звуков и т.п. внутри одного темпа. Он может быть разным при сохранении одного и того же темпа, либо сохраняться при меняющемся темпе. Так получается темпоритмический рисунок. Именно его разнообразие поддерживает мозг зрителя в тонусе и внимании. Монотонность губит даже самый гениальный сюжет. Темпоритм есть не только внутри одного диалога, монолога или действия, но и у всего спектакля. У эпилога, завязки, кульминации и развязки не может быть одинаковой длины и скорости. Иначе зрителю всё равно будет скучно. Изменением темпоритма можно удивлять, даже не прибегая к неожиданным поворотам сюжета.

Мы работали с темпоритмом тела и голоса. Движения тела могут контрастировать по частоте, плавности, амплитуде, подаче. А звучание голоса – по тональности, громкости, скорости и мелодичности. Легче воспринимается действие, когда актёры на сцене контрастируют в своём темпоритме. Если кто-то ускорился – другой замедлился.

Затем мы перешли к практической части занятия. Упражнений было очень много, поэтому могу путаться в последовательности. Кажется, начали с того, что двигались сначала максимально медленно в небытовой манере, представляя себя первым, что придёт в голову ПОСЛЕ начала движения, и старались вжиться в это существо. Затем, сохраняя скорость, переходили к бытовому движению, и эта скорость должна была быть оправдана: почему я так медленно двигаюсь, в какой ситуации нахожусь и каким персонажем являюсь. Нужно было быть максимально искренним. Потом скорость немного возрастала (постепенно от 1 до 10, только мы остановились на 8 в целях безопасности), мы продолжали бытовое существование, но меняли движение и персонажа. А затем по команде переходили к небытовому. И так далее. Важно было задействовать лицо и голос, при этом не произнося слов.

Потом мы ходили по залу, попадая в ритм, который задавала Лена с помощью джембе. Когда она переставала стучать, нашей задачей было сохранить и темп и заданный ритмический рисунок, стараясь при этом громко не топать. Затем на каждый удар нам нужно было сменить позу, выражение лица и настроение. У меня бывают перепады настроения, но не до такой степени и не так часто:) Поэтому задача была непростая, учитывая, что я тратила какое-то время на выбор новой эмоции и придания лицу соответствующей искренней гримасы. Потом к этому мы добавили ещё и напряжение всех мышц, превращаясь на каждом ударе в каменные скульптуры.

После этого мы начали пробовать двигаться в заданном темпе, совершая обыденные действия в неком собственном разнообразном ритме. Когда звук барабана умолкал, мой мозг, честно говоря, “плыл”, типа, а может сейчас удар должен был быть, или миллисекунду назад? У нас должен был выработаться внутренний метроном. И мне кажется, в этот момент очень важно себе доверять, чтобы действительно его почувствовать.

И наконец, мы начали работать в парах. Один человек говорил второму некую речь, и при этом оба должны были двигаться в заданном темпе в разнообразном ритмическом рисунке, как-то друг к другу пристраиваясь и мезансценируя. Выглядело это странно, но было интересно. Гораздо интереснее двух болтающих истуканов.

Поменявшись партнёрами, перешли к следующему заданию: молча двигались, пока Лена стучала в барабан, потом Лена умолкала, а мы, поддерживая заданный темп, переходили к диалогу. Важно: молчание должно быть оправданным, как будто подбираются слова или переваривается какая-то информация. Сказать необходимо было первое, что напрашивалось после долгого молчания. Задача другого – сделать из этих слов событие. Далее оба развивали сюжет, стараясь не увязать в общих выражениях “Как ты могла? – Сам виноват!” Иногда действительно получалось интересно и неожиданно.

Снова смена партнёров. Игрались длиной произносимого текста, затем скоростью (один быстрый, другой медленный – по команде менялись скоростями внутри одного действия), затем внутренним и внешним темпоритмом (когда внутри всё кипит, а говоришь медленно, тщательно подбирая слова, и наоборот – говоришь быстро, а внутри равнодушен). После этого я, к сожалению, уехала домой. Пока я одевалась, одногруппники придумывали простую последовательность действий (например, присесть, зашнуровать правый ботинок, зашнуровать левый ботинок, встать), закрепляли несколькими повторениями и… (далее со слов товарищей) … выполняли эту последовательность при различных обстоятельствах, которые озвучивала Лена. Из того, что вспомнили ребята:

  1. ваша квартира сгорела,
  2. ваш поезд через 20 минут,
  3. вы принц(есса) и через 10 минут коронация
  4. вы выиграли автомобиль
  5. узнали плохую новость о близком человеке
  6. утро с огромного перепоя

Оставшееся время игрались Плоты, но уже с условием применения знаний о темпоритме. Говорят, получилось туго, что часто случается при возникновении нового условия.

Второй курс после вводного занятия стартовал динамично. Спасибо, Лена, за заданный темп:)