Могила с Сергеем Анчуткиным (07.03.18)

Автор Марина Максименко

Месяц жестокости стартовал. И хоть название месяца пугает, а уж название самого занятия – и подавно, на самом деле всё оказалось поистине душевно и достаточно безобидно.

Вступление было коротким и посвящалось сути данного тренажа. Всё просто. Ложишься на пол, а сверху на тебя ложатся ещё семь человек. И ты оказываешься погребённым под телами родных сокурсников. Главное не бояться, а то чревато травмой. Как можно не бояться? Исключительно благодаря доверию своему телу и своим партнёрам.

Прежде, чем перейти непосредственно к “погребению”, мы хорошенько размялись. Размяли не только тело, но и своё доверие к нему. Необходимо было под музыку (моя любимая мантра несравненной Deva Premal) сначала 10 секунд прислушиваться к своему телу в ожидании спонтанного импульса, а затем только наблюдать за его движениями, не посылая ему никаких команд. Мне только изредка удавалось поймать это ощущение бесконтрольности. В основном присутствовал страх задеть кого-то из окружающих или сделать что-то неудобоваримое в случае, если я отпущу контроль за своим телом. Мало ли, что оно удумает? Хотя цель была именно в этом – отпустить контроль. Затем Сергей давал нам некоторые ограничения, внутри которых мы были абсолютно свободны. Например, “ваше тело – древний храм/ двухлетний ребёнок/ резиновое”. Нужно было добавить спонтанность не только в движения тела, но и в эмоции, в образы, приходящие в голову. В заключение мы стали снова собой, но правая нога намертво прилипла к полу. К слову сказать, ощущения после этого упражнения были необыкновенные. Как будто я чуток выпила. Изменённое состояние ума, ощущение свободы и раскрепощённости. Ведь свобода – это не отсутствие ограничений. Свобода – это максимальное использование предоставленного пространства и своих возможностей. Можно страдать от ограничений, можно бороться с ними, топтаться на границе, с тоской и завистью глядя за её пределы, а можно счастливо в них существовать, исследуя свои владения и расширяя их там, где это возможно.

Далее значительная часть занятия была посвящена технике безопасности и технике выполнения данного тренажа. Трое ложатся в шахматном порядке поперёк “жертвы” на грудь, живот и ноги, на них ложится человек вдоль “жертвы”, а затем снова трое поперёк. Очень плавно и осторожно. Был ещё ответственный, который следил за состоянием “жертвы” и прислушивался, не говорит ли она слова “стоп”, “всё”, “хватит”, “ещё давай” и т.п. Каждый из нас побывал на месте погребённого и несколько раз “погрёб” своих коллег. Потом была обратная связь: мы высказывали свои впечатления, что было тяжелей всего и что при этом помогало. Сводилось всё к тому, что необходимо доверие и полное расслабление, а ещё – совпасть своими “детальками”, как в конструкторе Лего, чтобы не давить друг другу коленом в кость или ребром в бедро. Некоторые говорили, что ощущали себя тестом, чувствовали сердцебиение партнёров, попадая с ним в унисон, и много других кайфовых моментов. Таким образом, решающую роль в успехе упражнения играла вовсе не комплекция и физическая сила, а способность принятия ситуации, отказ от сопротивления непреодолимым обстоятельствам. Хотя остановить происходящее на самом деле можно было в любой момент. При чём не только “жертве”. Быть в прослойке тоже весьма тяжело, а ещё очень неудобно. Могу сказать о своих ощущениях: мне хватило пяти человек. Я старательно расслаблялась и боролась с паникой. Но когда ещё один человек лёг мне на грудь, я ощутила, что у меня нет возможности вдохнуть. Выдохнуть – легко, а вот вдохнуть – фигушки. И как я ни пыталась расслабиться, страх задохнуться меня победил. Но и этот результат для меня огромен и достоин гордости. Поскольку я склонна к паническим настроениям и могу за 4 минуты из ничего сделать обморок, например, решив, что у меня взяли слишком много крови для анализов. Интересно было бы попробовать ещё. Был у нас и рекордсмен, выдержавший 8 увесистых человек.

После небольшого перерыва мы проделали ещё один тренаж, эдакий весёлый бонус. Хотя на самом деле в этом задании необходимо было проявить прокаченное доверие, то бишь проверить, насколько эффективно прошло занятие. Именно доверие способствует тому, чтобы импровизация получалась легко и непринуждённо. Отпустив контроль, можно начать чувствовать себя и партнёра, реакцию зала и жизнь на сцене, попасть в “поток”. Заключительный тренаж имел игровой характер: мы делились на две команды по 4 человека и вставали на сцене напротив друг друга вдоль стен. Посередине вставал ещё один человек – “статуя”. Его задача была просто стоять в какой-нибудь странной позе, а задача участников команд – в произвольном порядке выходить к “статуе” и пристраиваться к его позе, как-нибудь её оправдывая (например, показать, что это огромный чайник или человек, который пытается добиться продвижения по службе таким странным образом). В зале двое ответственных считали количество засчитанных придумок каждой команды. Чья команда больше придумает – та и выигрывает.  Потом “статуя” должна была выполнять какое-то зацикленное действие, и те же команды пристраивались уже к динамической позе. Было очень весело и азартно. Сергей советовал сначала выходить к “статуе”, а уже потом ловить спонтанную идею, что как раз таки и являлось проявлением доверия к собственному воображению. Но по-моему, мало кому это удавалось.

Одним словом, жестокость на занятии Сергея снова не нашла себе места. Наоборот, зашкаливала взаимная забота, внимание и поддержка. За что спасибо всем причастным, и конечно же, самому Сергею.