Диалог в театре и жизни (Сценический диалог. Формы диалога с Е.Костровой)

Автор Андрей Бережанский

В театре и кино никому неинтересно «просто общение». А вот если между двумя происходит диалог – это привлекает внимание, вызывает интерес, включает сопереживание. В жизни, кстати, то же самое. Любому человеку «просто общение» неинтересно. Хочется диалога. Чем одно отличается от другого?

Все попадали в ситуацию, когда где-то в городе, к примеру, на остановке, встретили знакомого. Иногда хочется подойти и заговорить, а иногда – нет. Если же это к тебе подошли, то бывает вообще трагикомично: знакомый о чем-то тебя расспрашивает, рассказывает о себе, а ты изображая интерес поддерживаешь «общение».

Всего лишь одна «мелочь» отличает тебя, который (я) интересуется собеседником, искренен в общении с ним, живой, эмоциональный и ясный, от тебя, который (я) втихую раздражается и подыскивает причину побыстрее, но типа культурно, закончить этот обмен ничего не значащими словами.

Наличие цели (Чего хочу добиться от партнера? Как хочу, чтобы он изменился?) – вот то главное, что превращает «бла-бла-бла» в диалог, который интересен и важен обоим собеседникам, который привлекает взгляды зрителей.

«Диалог – разговор между двумя лицами, обмен репликами», – такое определение из толковых словарей ничего не скажет тебе о диалоге (в толковых словарях вообще, как на мой вкус, много всяких несуразностей и подмен понятий; просто потому, что они составлялись людьми, далекими от практики того, чему пытались дать определение).

В театре импровизации «Черный квадрат», где взаимодействие между людьми в виде диалога является основой всего, есть простое и четкое определение (оно мне сразу же «зашло» и теперь непонятно, как я сам до него не додумался).

ДИАЛОГ – целенаправленное изменение партнера!

Если ты чего-то хочешь от другого, тебе будет о чем с ним поговорить и как взаимодействовать. Даже если только у одного из партнеров есть цель в диалоге, контакт (общение) не завянет.

Когда ты чего-то добиваешься от партнера, вы оба неминуемо изменитесь в процессе.

Банальный пример. Ты хочешь занять денег у знакомого. А он давать их не хочет. Ты создаешь причины почему «да», а он почему «нет». Вы оба отстаиваете свои позиции. Если ты добьешься своего, то изменишься эмоционально. Почувствуешь удовлетворение, или облегчение (без этих денег у тебя была бы полна Ж), или стыд (что сманипулировал) – да что угодно можно почувствовать. Главное, что изменение точно будет. Партнер тоже изменится – или почувствует себя обманутым, или разозлиться, или ощутит спасителем. Если же он так и не даст тебе в долг. У тебя может возникнуть злость, обида, разочарование, а может и радость (что деньги не станут между вами). У него, к примеру, может чувство вины появиться, или раздражение, или печаль.

Диалог показывает характеры героев, раскрывает обстоятельства и, в конечном итоге, двигает драматургию.

Сценический диалог отличается от житейского тем, что цели его участников должны быть конфликтными (обязательно!). Это в жизни нормально, когда один говорит «я хочу одолжить у тебя денег», а другой отвечает «с радостью одолжу тебе». На сцене и в кино – это было бы совершенно анти-драматургично и скучно. Не на что посмотреть, не о чем покричать.

Диалог – это не только слова. Более того, слова (по возможности) должны появляться в самом конце, когда все остальные виды диалога уже использованы.

 

ВИДЫ ДИАЛОГА:

эмоциональный (эмоции участников направлены друг на друга и влияют; к примеру, один веселы и дурашливый и хочет «заразить» этим другого, а другой чего-то боится, о чем-то тревожится и переживает и транслирует эти состояния)

телесный (движения тела, мимика, жесты; один пожимает плечами и разводит руками, другой сжимает кулаки, а первый в ответ отходит на шаг – пример из телесно-поведенческих шаблонов, чтобы было проще понять)

словесный

 

Виды диалога, ясное дело, могут и должны сменять друг друга. Вот говорили, а потом замолкли, но продолжается общение на уровне тел, есть движение эмоций. А потом вновь появляются слова. А в следующий момент эмоции достигли такого накала, что слова исчезли, а тело почти замерло (или наоборот взорвалось движение). Кстати, тело участвует всегда, просто акцент смещается на один из трех видов диалога.

В диалоге мы влияем на эмоции, тело (движения, жесты, мимику) и мысли (убеждения, ценности, позицию) человека. Прежде всего, на эмоции и тело (их проще изменить).

В диалоге мы ориентированы на реакцию партнера. Контакт с партнером – основа для диалога. Если ты на ответную реакцию не рассчитываешь (не ждешь отклика от партнера), то это будет псевдодиалог (иногда используется на сцене).

 

Чтобы добиться чего-то от другого (достичь своей цели) можно использовать (по нарастающей) таки ВИДЫ ВОЗДЕЙСТВИЯ:

– намек («Мне так холодно в этом пальто…»)

– просьба («Милый, мне очень шуба нужна»)

– торговля («Давай поедем по магазинам, мне нужна шуба, а тебе лыжный костюм со снарягой присмотрим»)

– манипуляция (в отличии от торговли одному более выгодно, чем другому; «Сегодня ты был на высоте. Я устала считать… Я так счастлива. А еще я о шубке мечтаююю»)

– требование («Мне нужна шуба!»)

– угроза («Купи!_мне!_эту!_шубу!»)

– шантаж («Или ты купишь мне эту шубу, или забудь о том, что я умею готовить»)

– мольба («Я замерзну без шубы, просто умру. Ну разве ты не видишь? Купи мне шубу, ну купиии” – мне сложно придумать в этой ситуации обоснованную мольбу, поэтому похоже на фарс, примечание Автора)

– насилие: принуждение с нанесением тяжелых телесных и психологических травм, вплоть до убийства («Ну вот, а мог сразу оплатить мне шубу с карточки, не дожидаясь, пока я тебе два пальца сломаю»)

Другой пример:

– намек («Я пойду поиграю на компе»)

– просьба («Маша, мне жаль, но нам лучше расстаться. Давай ты в течении недели переедешь от меня»)

– торговля («Вижу в твоих глазах, что пришло время расставаться. Давай устроим вечеринку прощальную. Ну и разделим все барахло, что совместно нажили. Мне ноут нужен, а ты стиралку себе забирай»)

– манипуляция («Маша, я знаю, что ты меня любишь, но твое нытье меня достало. Ты убила во мне всю любовь к тебе. Уходи. Уходи, пока я не начал тебя ненавидеть. Дай нам шанс. И, быть может, когда мы встретимся через 2-3 месяца, сможем начать с чистого листа»)

– требование («Маша, это конец. Уходи! Собирай вещи и уезжай прямо сегодня!»)

– угроза («Ну_ты_и_тварь!_Выметайся!_Быстро!_Тебе_помочь?»)

– шантаж («Или ты съезжаешь прямо сейчас, или я расскажу твоему папе какая ты блядь на самом деле. И что тебя спонсируют разные мужики. Вряд ли твой хороший, правильный папа, захочет после этого оплачивать твои путешествия по Европам»)

– мольба (Падает в ноги, бьется об пол кулаками, плачет и подвывает «Уходиии! Меня убивает то, как ты дышишь рядом. Мне лезут мысли об убийстве и самоубийстве, когда я вижу тебя и вспоминаю как ты вначале мне изменила, а потом сделала аборт… А это оказался наш ребенок, не его. Я не могу тебя простить. И себя не могу. Уходи! Это лучшее, что ты можешь сделать для нас. Уходиии!»)

– насилие: принуждение с нанесением (тяжелых) телесных и психологических травм, вплоть до убийства («Вот твои сумки. Выметайся, сучка!» – выбрасывает сумки за дверь, бьет по руке, которой она хотела дать пощечину, хватает ее в охапку, чуть придушивает, встряхивает, и выставляет за дверь. Закрывает замок)

 

Размышления автора об эффективности различных воздействий:

Намеки – в импровизационных этюдах почти не работают. В жизни, чаще всего, тоже.

Просьбы (в силу конфликта целей) в этюдах игнорируются (в жизни это, напротив, – самый адекватный вариант). С них можно начинать (чтобы был простор для изменений в драматургии: медленный темпоритм, слабый накал страстей), но нужно помнить, что обязательно придется усугублять.

Торговля – иногда срабатывает сразу. Хороший вариант (и в жизни, и в этюде), к которому можно вернуться после «взрыва эмоций» (типа покричали, а теперь давай реально решать).

Манипуляция – слишком сложна для этюдов (разве что зрителя посмешить какими-то знакомыми ситуациями). А вот в жизни цветет сплошь и рядом.

Требование  и угроза – промежуточные воздействия. Сами по себе не срабатывают. Но могут помочь ярко заявить свою позицию. Стратегически нужно готовить следующее, более сильное воздействие. Иначе – тупик. Кстати, в жизни эти и последующие сильные виды воздействий, как правило, отношения разрушают. А вот в театре позволяют ярко проявить характеры персонажей, суть конфликта.

Шантаж – часто именно здесь случается «пик страстей». К нему приходят, как правило, во всех этюдах. Здесь есть возможность одному добиться своей цели, а другому проиграть. Здесь есть простор для изменений партнеров.

Мольба – говорится не столько словами, сколько излучается сверх-сильными эмоциями. Сложная смесь шантажа в стиле «если не ты, я умру и моя смерть будет на твоей совести» и просьбы о помощи. Обоснована в ситуациях «жизни и смерти», добавляет им глубины и пронзительности, в остальных случаях превращается в фарс. Сильный инструмент, не каждому дается.

Насилие – создает самый сильный эмоциональный эффект. Очень сильный, ультимативный, инструмент. Поэтому должен быть оправдан. И актер должен быть готов внутренне на него решиться (и не навредить при этом другому, поэтому новичкам лучше им не пользоваться). Если принуждение появляется в этюде, именно здесь формируется эмоциональный пик. И поэтому именно здесь должны произойти изменения партнеров (адекватные, соизмеримые с «весом» принуждения).

 

Кстати, а какими видами воздействия вы обычно пользуетесь в жизни? И что сложнее всего использовать во время игры?

 

Хороший, творческий диалог, рождает новые смыслы в импровизации! – вот один из критериев оценки.

 

Некоторые важные мысли по игре в парных диалогах (этюдах):

– Начинать сразу с главного (конкретная просьба, требование), не использовать общие слова, подводящие фразы (на это нет времени).

– Свою цель (кто я и чего хочу добиться от партнера) придумывать сразу (когда выходишь на площадку и создаешь мизансцену).

– Если возникли мысли «кто я, кто он и что происходит» – обозначить их сразу же словами. Что не сказано – того не существует.

– Если первым о своих целях (и что вообще происходит) заявил партнер… свои предыдущие цели нужно быстро а) выкинуть (такое, кстати, редко приходится делать) и создать конфликтную цель (он говорит «уходи», а ты решаешь «останусь» и т.д.) б) изменить/трансформировать в соответствии с новыми вводными свою первичную цель.

 

Про быстрое формирование своей цели в диалоге хочу еще сказать пару слов. Мне, например, до занятия с Леной было сложно и непонятно как это сделать. Но! Спасибо Елене, что подробно ответила на мои вопросы. У меня эта тема прояснилась. Чего желаю всем. И предлагаю подумать вот над таким примером

Пример. Играть на сцену выходят мужчина и мужчина. Пока идут, пока строят мизансцену, есть 7-10 секунд. Первый придумывает: «Мы братья. Полюбили одну женщину. Я хочу, чтобы он отступился». Второй придумывает: «Я начальник. Он подчиненный и хочет повышения зарплаты. А фиг ему!».

Вариант 1. Второй успевает раньше заявить (словами) о своих целях (что он начальник, а второй – дурак). а) Первый может принять его правила и взять себе цель «Добиться повышения зарплаты» б) Но первый может и встроить свои цели в его, усложнить сюжет и сказать «То, что мы братья, не дает тебе право так со мной говорить… А, я понял, ты хочешь меня выбросить из фирмы, потому что тоже подбиваешь клинья к Любочке из бухгалтерии».

Вариант 2. Первый успевает раньше обозначить свои цели (что они братья и полюбили одну женщину). И второй может а) Согласиться и взять цель «Пусть он уходит. Я ее больше люблю!» или б) Усложнить ситуацию и добавить свои первоначальные цели «Со мной ей будет лучше. Кто ты? Инженер! А я директор. Я сделаю ее счастливой! А что ей сможешь дать ты, кроме своих мимолетных чувств?»

Чувствуете, как активная позиция обоих рождает новые, более сложные и интересные смыслы? Я вот очень и очень впечатлился!

Андрей Бережанский