Занятия по разбору текста с Мишей Костровым

Автор Nikolay Klimenko

3 курс, 13 и 16 сентября 2019

Общее занятие в пятницу начали разбором стихотворения Бродского “Воротишься на родину”. Вначале вся группа прочитала текст, затем обсуждали, о чём он. Были совершенно разные варианты: об ответственности, о ностальгии, сожаление об утраченном, об одиночестве, о любови к Родине в конце то концов. На что Миша ответил: ну что ж, а теперь давайте разбирать.

Несколько правил разбора текста, особенно стихотворного:

  • Каждое слово и знак препинания находятся на своем месте не просто так. Точка – это точка; утвердительное предложение – только утвердительное, и никаких вопросительных интонаций. Даже имеет значение, с какой буквы написано слово: Бог или бог, родина или Родина.
  • Слова значат только то, что они значат. Важно удержаться перед соблазном придумать собственный смысл. Если трактовка начинается со слов “а может тут имеется в виду…” – это верный знак того, что что-то пошло не так. Никаких может. Так читатель просто видит то, что ему болит и что ему хочется видеть.
  • Важно понимать, в какое время было написано произведение. Какая эпоха, исторические события и что происходит в жизни автора. Так как все писали в контексте своих переживаний, а не оторвано от жизни.
  • Цель разбора – найти ключ. Ключ – это та фраза или отрывок в тексте, который нельзя никак трактовать двояко. Как в разгадывании кроссворда, слово в котором на 100% уверен. “Животное с хоботом, 4 буквы, первая С”. И тогда, отталкиваясь от ключа, можно распутывать оставшийся текст.

Например, в “Воротишься на родину…”, ключом стала фраза в стретьей строфе.

Как хорошо, что некого винить,
как хорошо, что ты никем не связан,
как хорошо, что до смерти любить
тебя никто на свете не обязан.

Как правило, “до смерти” любят в романтических отношениях. Речь идет не дружеской любви или патриотизме. Как подытожил Миша, “всё просто, стихотворение о бабе”. Это подтверждается биографией автора, который в период написания переживал разрыв романа с замужней женщиной.

Затем читали “В ожидании Годо” Сэмюэля Беккета. Тут конечно мозг нехило поплыл. За абсурдом, который происходил в пьесе, нам предстояло найти скрытые смыслы, разглядеть метафоры и уловить символизм. Тут также искали ключи и старались не додумывать того, чего не написано. Хотя для меня до сих пор остается загадкой, где эта грань между шатким “мне кажется, эти два персонажа будто бы один человек, просто в нем живут две личности” и более уверенным “это похоже на библейский сюжет, Поццо – это сатана, Лакки – олицетворение человечества”. Будем работать.

Мне показалось интересным, как это связано с предыдущим занятием Кин-дза-дза, где мы упаковывали в абсурд какие-то филосовские концепции и знакомые сюжеты. А тут будто наоборот, нам нужно было распаковать чей-то абсурд, увидеть там понятный сюжет и уловить его суть.

На занятии в понедельник читали тексты пьес, которые мы выбрали дома. Работа над текстом состоит из нескольких шагов:

  1. Первое чтение происходит без эмоций и интонаций. Так лучше понимается ритм и смысл написанного. Так же это позволяет избежать распространенной ошибки: актер читает сразу с неправильными интонациями, так как еще до конца не понял смысла текста, и механически запоминает их. Потом это сложно исправить. Потому сначала смысл.

  2. Каждая реплика разбирается по смыслу, так же, как делали на предыдущем занятии. Чтобы понять смысл реплики, важно понимать цели и задачи героя. Выгоднее находить задачи, которые завязаны на других персонажах, а не исходят изнутри. Например, мужчина соглашается помочь женщине не потому, что он такой джентельмен или его воспитала мама в детстве, а потому что эта женщина ему нравится.
      
  3. На каждую реплику нужно определить состояние и действие персонажа. Состояние – то что испытывает персонаж в этот момент, например, радость, разочарование, воодушевление. Описывается одним прилагательным. Действие – это то, какую задачу персонаж решает этой репликой. Например, успокаиваю, избегаю, обвиняю. Описывается глаголом, от первого лица. Состояние и действие подскажут актеру, как именно себя вести на площадке, дадут подходящую интонацию, реакцию, движения тела.

  4. После этого уже можно идти на площадку и схематически “ходить ножками”. Определять логичные мизансцены. Обязательным инструментом явлется внутренний монолог. То есть актеры не только говорят свой текст, но и озвучивают мысли своих персонажей. Парень приходит к девушке: “Почему она выглядит расстроенной, неужели я где-то накосячил, да вроде всё нормально, что-то тут не чисто. Ты не рада меня видеть?” Из всего этого в тексте есть только “Ты не рада меня видеть?” Но произнеся вслух предшествующие мысли, актер потом произносит саму фразу максимально жизненно и логично, с полной верой.

Теперь, вооруженные этой технологией, отправляемся домой репетировать отрывки пьес.