Игры воображения с Юрием Кляцкиным (28.10.12)

Автор Ксения Калиниченко

По просьбе Неёлова начинаю с того, что явка в среду суперобязательна. С заполненой анкетой и записаным потоком сознания.

Надеюсь, никто не пожалел, что вместо выборов, выбрал занятие о развитии фантазии и воображения;)

Воображение и фантазия – те качества, без которых актеру никто не поверит, в первую очередь сам актер. Да и игра будет пресной и неинтересной. Фантазия – умение придумать, собрать из обрывков реальности новые образы (и чем больше ваш опыт и знания, тем больше у вас стройматериала). Воображение – умение представить придуманное. И не только визуализировать, а и услышать, унюхать, осязать, попробовать на вкус. Все то скрепляется верой в происходящее.

В детстве практически все игры подключали фантазию и воображение: мы искали клады, учились в Хогвартсе, и брали корабли на абордаж. С возрастом внутренний ребенок оброс обязанностями вести себя серьезнее и не витать в облаках, и стал взрослым. Так что, для включения фантазии и воображения достаточно… Вспомнить детство.

Начали мы с упражнения “Луг“. Представили себя посреди луга, посмотрели на солнце, полюбовались цветком, сьели любимую конфету. Вот на конфете и вычисли первую проблему: сложности с представлением вкуса. Но все в себе можно и нужно прокачать. Юра посоветовал практиковать ежедневно воображение вкуса: сьел курочку, через пару часов вспомнил, представил. Так же можно подтянуть и обоняние, и звук.

Следуйщее управжнение было “Белая-белая комната с белым-белым кубом”. В нем мы целево прошлись по вкусу и тактильным чувствам: накатили коньячка, закусили лимончиком (чем ярче вкус, тем легче его представлять), запустили руки в миску с опарышами, почуствовав отвращение (тоже неслабое чувство), промокли-высохли, замерзли-высохли. Неожиданной и очень эмоционально сильной была концовка упражнения: мы одни в бескрайней пустыне, нам хочется пить, губы трескаются, сверху жарит солнце… Мы понимаем, что умрем в этой пустыне от жажды…  Я не знаю, могут ли течь слезы при обезвоживании, но у меня потекли, так стало жалко себя.

 

В предыдущих упражнениях мы не сильно концентрировались на представлении звука и вот,  настала его очередь. С закрытыми глазами, мы слышали шорох за спиной, отчаянные крики, звук затвора около твоей головы. Со звуками, мне во всяком случае, было легче всего справляться.

Настало время открыть глаза и увидеть море прямо в зале, услышать шум волн, ощутить бриз, почуствовать под ногами песок. У кого-то были сложности с воображением моря вместо сцены и накладывать фантазию на реальность, но зато ушла одна маленькая неправда – опущенные веки.

Чем дальше упражения, тем ближе к детским играм. В детстве я обожала выдумывать ловушки и препятствия и вот оно, упражнение “Лабиринт”. Мы идем по лабиринту в лучших традициях Индианы Джонса: выдумываем отравлемые стрелы, опадающий пол, загадки. Ближе к концу лабиринта, мы находим посказку, у меня подсказка в лучших традициях дзен-буддизма “Все преграды существуют у тебя в голове. На худой конец, в голове у Кляцкина”, так что выйти не составляет трудностей и я сижу и наблюдаю за ребятами, которые не могут выйти из лабиринта, а ведь скоро в него запустят ядовитый газ! У некоторых ребят на лице отчаяние, хочется за них переживать. Вот это актерство!

 

В предпоследнем упражнении мы накладывали на зал свой мир и были в нем исследователями. Кто-то попал в дворец в сказочный дворец, кто-то в языческий храм, кто-то в сверекретную лабораторию. Я попала в огромный зверинец: пантеры в клетках, дивные птицы гадят сверху. Но потом оказалось, что это зверинец сумашедшего гения, создающего новых босховских зверей, уродливых и страшных. Пыталась освободить животных, но у меняч ничего не получилось…

Последнее упражнение: “Мы – суперубийцы”. Рендомно разделились по двое и ищем спальню своей жертвы в хорошо охраняемом особняке. Мы безшумные, ловкие и умные, переговариваемся специальными жестами, исследуем дом. Мы, конечно, идеальные машины убийства, но одному из нас подстрелили ногу, второму попали в живот. Мы идем к своей жертве – это дело чести, помогаем друг другу, обливаемся потом. Я умираю, надо мной плачет Саша (Саша, спасибо тебе огромное, ты отличный партнер и я за тебя очень переживала, умирая). Нас обнаруживают. Остается только один и пускает себе свинец в лоб. У меня во время упражнения наступил катарсис.

Я сделала из занятия только один вывод для себя: Если хорошо воображаешь и веришь в происходящее, играть не нужно. Темп ходьбы сам собой ускоряется и замедляется, когда нужно, учащается сердебиеие, текут слезы.

Кто вынес еще что-то, дополняем! Юра, огромное спасибо за прожитый опыт.