“Подтекст” с Михаилом Костровым. (12.02.13)

Автор Margarita Bagdasaryan

То, что идет в подтексте и есть истинное украшение, глубина всего изреченного. Многозначительно отмечая: “Дождь..”, далеко не всегда вас по-истине волнует погода.
It’s too much too bright too powerfull (с)
В первой половине занятия работали каждый самостоятельно. Изначально выбрали и запомнили какой-то один произвольный жест. Затем, каждый раз, когда Миша давал нам различные новые настроения, мы, настроив наш внутренний “инструмент”, воспроизводили этот жест в том или ином характере. Для меня это была настоящая работа со своим нутром. С тем, насколько глубоко ты прочувствуешь, например, “радость” или “панический страх”. Насколько глубоко переживешь представленную тобой ситуацию, насколько по-настоящему испугаешься. Только потом, когда ты весь переполнен, жест должен словно “извергнуться” из тебя. Тогда он будет по-настоящему смысловым и характерным. Это упражнение разбудило во мне множество эмоций и энергии, тело словно вибрировало. А в конце мой страх как-то очень стремительно и высоко вырос, и переключиться на следующее упражнение было сложно. И очень хотелось плакать.
Затем мы взяли предмет и продумали действие, от начала до конца, которое будем проделывать с ним. И началась подтекстная игра.
Нужно было внутреннее-эмоционально признаться в нелюбви, испытывать смущение, соблазнять кого-то, собираться убить.
И совершить действие с предметом в соответствующей окраске. Руки намазать кремом можно очень соблазнительно, а можно и так, что смотрящему станет от этого не по себе.
Потом мы разбились по парам и играли этюды “слово за слово”, обязательно используя технику подтекста. Оказалось непросто, но Самыми сложными на сегодня оказались плоты. Нужно было играть плот в роли некого “Лицемера”. Т.е все свои внутренние чувства, всю свою позицию выражать прямо противоположным образом.
После занятия в голове крутились строки из одного произведения Бродского: “И, хотя твой мозг перекручен, как рог барана,
ничего не каплет из голубого глаза.”
Мозг был перекручен невероятно. Мне было как никогда сложно. Возможно, так случилось из-за моего внутреннего индивидуального состояния, а возможно просто это сочетание ведения игры и поддержания образа представляется для меня такой сложной задачей на первом этапе. Лично у меня не получилось ничего, словно выйдя на плот я впала в каматоз. Это новая и сложная практика, которая потребует множества тренировок.
Каждую реплику приходится продумывать, каждую мысль отражать в зеркале. Нас учили, что плот – территория искренности и тут бац – все наоборот. Сложно было всем, если у кого что-то получалось, то мысль все равно не шла не в глубь, не в ширь. Все упиралось в поверхностное примеряние масок. Но были и неплохие плоты, а один из всех, который вели все старички, получился очень-очень здоровским и живым. Миша сказал, что важно совпадать по ритму. А ребята как раз-таки очень сочетались друг с другом, не смотря на то, что все они очень индивидуально разные и ярко-красочные.

После таких занятий чувствуешь себя надломленно. Это очень мотивирует. Болезненно, но справедливо.
Спасибо, Миша.