Ночное занятие, 2рой и 3тий курс, группы Миши Кострова

Автор Natasha Teslyuk

22.15, квартира с высокими потолками, гостиная-студия и тумбочка под телевизор, на которой очень удобно сидеть, 20 человек со второго и третьего курса, ночное занятие. 5ти минутки, разговоры о театре и этюды трехчасовки на выживание. Территория чувствования и переживания веры и пластичности воображения. Территория тонких и непонятных хитросплетений взаимоотношений между мужчиной и женщиной, между двумя очень конкретными людьми в своей квартире, которые проживают жизнь, годы за одну ночь, смеются, отдаляются, сближаются, боятся, ужасаются, принимают решения… и сомневаются, сомневаются, сомневаются переживая те события, которые испытывают их желание что-то продолжать, как-то жить вместе.
Любовь и одиночество сквозила из щелей, в один момент, когда рядом разговаривали другие пары у меня было ощущение, что в соседней квартире работает телевизор, что слышны отдельные слова и есть желание узнать голос, но это только повод, чтобы получить намек на то, что делать. Интересным было то, что сверхзадача была понятна (вне этюда, но какой то частью коры я ее ощущала), а вот поиск путей был ощутим на уровне тела, когда ты стучишь во все двери своего сознания, а там тотальный перерыв на обед, а потом всплывает воображаемое событие из прошлого и опираясь на эту нереальную привязку к моменту, когда было счастье, ты принимаешь решение и оно соизмеримо с неизбежностью. Меня удивило, что когда было моносуществование перед глазами полетели воспоминания и с такой легкостью и яркостью эмоциональных окрасок и чувств, что наполнение и ясность были неизбежны и быть очень понятно, что делать. Момент, когда думать не надо, когда слова вылетают с определенной целью, но не по-надумке, а потому что, здесь и сейчас есть задача, которую решаю с очень значимым для меня человеком, даже когда просто шучу (и блин шутить тоже было легко). Одновременно, один из внутренних мерил эти моменты сек и запоминал, так как если бы я рисовала палочки на бумаге. А в какой-то момент задача решилась и вот тогда-то (учитывая что осталось время) хотелось просто быть (лень наверное), и тогда провисли, потому что решение на внутреннем уровне было принято и сейчас я понимаю, что именно на внутреннем, так как в голос оно не было проговорено, но момент, когда напряжение ушло, а разговоры начали петлять узорчасто, но узоры были все таки близки к свету, что означает, что решение скорее внутренне воспринималось и принималось как относящееся к добру, тогда появилось желание уснуть и чтобы был следующий день, наверное, вот такого на сцене нужно избегать, но вчера был такой момент.
У меня на обычных занятиях (когда мы разбираем подтекст, другие темы) складывается впечатление, что это естественно для человека неленивого и осознанного в жизни, а на сцене к этому идешь, и в данный момент по очень узкому коридору собственного неумения черпнуть из себя и зажимов. На этой ночной у меня были моменты, когда я смеялась как в жизни и это для меня важно. У меня сумбур по вчерашнему материалу в голове, но было что-то про 70 и 30 процентов, вчера эти 70 процентов у меня заполнились мною (реальным чем-то, косвенным, личным и наблюденным опыт) и было такое ощущение, что я сама себе не мешала выполнять задачу и жить. Спасибо всем за эту ночь.

Выводы:
1. Не мешать самому себе.
2. Сверхзадача – колоссальный ресурс для веры.
3. Реальная задача обеспечивает то, что вкладываешься.
4. Полифоничный ум позволяет запоминать и растягивать и накачивать мозг, при этом не мешает быть на 200% здесь и сейчас. Он позволяет реально сжимать время (и конечно увеличивает процент использования возможностей мозга).
5. Сравнивая две ночные, которые были, гештальт после ночной нужно закрывать, это тоже часть профессии.
6. Когда есть вера и наполненный и интересный персонаж, тупой поиск что же сказать превращается в то, что бы сказать, что бы достигнуть задачу и принять решение… Появляются другие слова, ранимость, и ощущение «боже, что я ляпнула», и от этого внутри вера еще больше усиливается. Да и слова другие… их даже вспомнить сложно, а вот смыслы вспоминаются легко.