“Взрыв-Прорыв” с Алиной Туник (27.03.13)

Автор Софи Игнатьева

Непонятно почему, но на занятии было меньше половины группы, так что Алина решила наградить нас занятием “Взрыв-прорыв”, но по скольку ведет она у нас, в основном, игротехнику, то и “взрыв-прорыв” нужно было сделать сначала с технической стороны, а уж если вы и эмоционально догнали (как Вика Лосева) – то совсем молодцы.
И так, взрыв – это поведение человека, когда чаша его терпения переполнена и жить дальше так, как он жил до этого уже нет сил. Прорыв – это пристройка к взрыву. Хотя Алина определила прорыв, как – “чувство катарсиса после взрыва”.
И так, что же значит “сделать взрыв с технической стороны”? Это значит начать с маленького (и тихо, и вкладывая маленькую энергию, и скупо по движениям) и раскручивать, но не вверх, а в ширь. И отсюда куча ошибок. Первая – это то, что мы просто кричали, в лучшем случае меняя интонационный рисунок, отсюда нет накопления той нужной энергии, т.е все было в одной ноте – начинали уже с крика (а куда дальше развиваться?). Вторая ошибка в том, что напрягался один только голос – внутри никто ничего не набирал, и получалась не спираль, а своеобразная лесенка (без эмоционального подкрепления, без внутренних переживаний крик, все-таки, просто остается криком). По этому, уловив этот момент наш “подрывник” отняла у нас одно из выразительных средств, без которого логика терялась, но зато большинство наконец-то начало переживать – отняли у нас драматургию. Да, теперь мы не переживали по поводу того, что в стране у нас раздрай, или что кто-то беспрестанно зациклен на одном человеке, а просто выговаривали длинную скороговорку или стихотворение, или просто одну строчку (как-то “я люблю огонь”), вкладывая туда все те же требования. И вот тут, по-настоящему взорвалось уже большее количество людей.
Осталась проблема с партнером, который так и норовил списать взрыв на обычную ссору, типа “ой, ну прекрати – каждый вечер такое” – напомню, что запрещенные слова в этюдах: “опять”, “снова”, “в который раз” и т.д., но в этом упражнении они как нельзя больше вредят, они делают из взрыва постоянно повторяющуюся истерику. Проблема партнера состояла еще и в том, что тот человек, который взрывается – находится в конфликте с бытием, а не непосредственно с партнером (т.е. он уже изначально не в контакте), а вот тебе нужно как-то на этот взрыв реагировать, причем, как просила Алина “как-то по-человечески”, в последствии партнерам еще и запрещалось отвечать прямо на реплики (например: “Я устала. Я хочу прыгнуть с крыши” – “Ты кушать будешь?”). Это правило было введено, как раз от того что мы увлеклись внешними атрибутами, а настоящего энергетического контакта у нас не было.
Нам вообще изо всех сил старались драть “другой “Черный квадрат”, ведь он очень многогранен”. И в последней части занятия мы просто поиграли этюд слово-за-слово, в котором два любящих друг-друга человека расстаются на всегда, при этом условия почему они расстаются должны были появиться не раньше пятой минуты. У меня перед глазами в первые за долгое время, оказалось что-то, действительно настоящее: мы не гнались за событием-оценкой-пристройкой, не хватались за безумно классную драматургию и даже не особенно следили за мизансценированием, но получалось душевно и это цепляло – на это было интересно смотреть. Вот только про звук не стоило забывать, это был единственный пункт, который мешал в этюде – отсутствие внятности речи.
В первые мы с начала и до конца занятия мы пытались заниматься театром переживания, кто-то смог отпустить себя и просто выполнить все задания Алины, кто-то нет и тогда она изо всех сил старалась добить из нас то искреннее, что каждый из нас прячет за выбранной линией поведения на сцене. Огромное спасибо!