Неканонические формы и предпраздничная “тарабарщина” с Мишей Костровым, 26.03.213

Автор Алёна Курта

Какая же праздничная крепатура, – подумала я за завтраком и в который раз поблагодарила мир за то, что учит меня, и таких же, нормальных, как я, создавать новые миры и рассматривать собственную изнанку. Нет, учит, безусловно, Миша.

Когда Миша предупредил, что на занятие 26 марта надо обязательно взять удобную одежду, уже было понятно, что нас ждет серьезная работа.

Сначала мы получили задание придумать себе три последовательных жеста, и повторить их в связке, усиливая эмоциональное наполнение. Последний раз надо было сделать их на пике. Конечно, мы все стали увлеченно двигаться, и нам казалось, что у нас даже получается. И только когда после выполнения упражнения номер раз Миша попросил всех посмотреть на него, пришло понимание, что дело совершенно не связке трех движений, а в том, чтобы приобщить к выполнению трех движений все тело, чтобы каждый жест резонировал в каждой мышце. В общем в первом упражнении зачтено получили только те, у кого было сбитое дыхание и желание присесть, потому что с непривычки болит все.

После первого упражнения мы углублялись во второе. Нужно было придумать любые три существительных, придумать для них три разных эмоции (окраски), положить их на эти жесты (направленные в разные стороны света) и связать эти два действия – произношение слов и композицию из трех движений, учитывая усиление эмоции. В зале плавно стал раздаваться крик из разных слов. Кричал и снег, и лосось, и ветер, и собака. В данном упражнении важно применять правильное дыхание и не кричать в закрытых позах. После этого упражнения у многих были вопросы. Интересным было наблюдение, что с нарастанием эмоции – краска меняется, сама эмоция становится другой и просто радость становится эйфорией, меняется амплитуда движений.

Затем надо было три жеста и три слова, направленных в разные стороны, и сыгранные с разной окраской, объединить в цельную композицию, добавив в паузы между словами, недостающие слова и жесты.

Например, если три слова: “море”, “палец”, кондиционер” и три жеста, по одному на каждое слово, то для начала мы объединяем эти слова в некое подобие белого стиха: “море вижу сквозь палец, умер в номере кондиционер”. Затем, на дополнительные слова придумываем дополнительные движения и жесты, которые способствуют перетеканию из одной эмоциональной окраски в другую, и служат проводником наших чувств сквозь тело.

Третье упражнение заключалось в том, чтобы кроме пиков телесной и эмоциональной выразительности, испробовать как бы спокойные воплощение эмоций.

Движения те же, слова используем те же, но мы чередуем выполнение, один раз работая “в плюс”, а второй раз “в минус”. Т.е. нарастающие эмоции – в плюс, а сдержанные эмоции – в минус.

Изначально Миша предложил выбрать «середину», сравнив технически выполнение упражнения с прогулкой по шкале Декарта от 1 до -1, от 2 до -2. Бог мой, наконец-то я поняла, зачем в школе я учила математику. То есть, как бы сначала ты выдыхаешь полной грудью, а потом цедишь поток воздуха сквозь губы. При этом ощущая наполнение внутри себя. Было очень важно прояснить момент расслабления. При работе “в минус”, тебя переполняют эмоции, но тело дожно быть расслаблено, а движения должны быть максимально точными и скупыми, в то время как при работе “в плюс”, мышцы максимально напряжены, а движения выполняются с большой амплитудой.

Как очень хорошо заметила Лена Вахрамеева, важно, чтобы движения в «расслабленном» режиме оставались такими же точными, и не обязательно замедлялись. Я не могу сказать, что чувствовали другие, но мои «ветер»-«снег»-«помада» в районе 7-рки по Декартовой шкале стали невозможно интересными, казалось этих букв неоправданно мало по сравнению с тем, в какие связки их можно связать. Такие как бы маленькие этюды. Вернее, большие этюды, если вспомнить четвертую ступень развития в данном упражнении – создание ритма, плавности движений, существования в этих красках. Мне понравилось, что Миша разрешил сочинять на ходу новые связки слов, как бы рифмуя, создавая собственный ритм. Здесь внимания стало больше, потому что тело продолжает работать, наращивать состояние, а голова рождает слова неосознанно и скорость движения получается очень честной. Интересное в этом процессе и то, что с каждым следующим разом расширяется диапазон, как будто «ветер» где-то вот на расстоянии руки, и говорит: ну-ка попробуй меня достань.

Потом мы «играли» в алфавит. 32 буквы, 32 жеста, 32 окраски. Конечно, с ходу мы делали все неправильно, и Мише пришлось нам, уже к тому моменту горячим и не очень осознанным, показать наглядно. Было важно не просто а-кать и бэ-кать, а придать букве форму и смысл, сочетая это все в последовательные, переходящие друг в друга, движения. Уверена, за нами было интересно наблюдать. Такой честности невозможно увидеть нигде, вся изнанка в этих буквах «ыыы» и «оооо». Образы букв рождались как-то сами по себе, после «Декарта» было достаточно просто сменять настроения букв.

Самое интересное началось тогда, когда Мастер попросил забыть человеческий язык – и использовать «тарабарщину». Мы уже к тому времени были избалованы неканоническими жестами, криком и словами: «как сделал, так и правильно». Мы играли этюды в парах, пиковые и спокойные, с реакциями и пытаясь быть в контакте.

Удивительно, как 5 человек, играя один монолог на всех, имея в арсенале только непонятные, на первый взгляд, звуки и необычные движения тела понимают друг друга. Это были настолько разные 4 монолога, что нам даже мысль создать такую форму «спектакля» стала казаться приемлемой.

В который раз убедилась, что не речь определяет человеческие отношения, а внимание, в том числе и телесное, которое мы на площадке обращаем друг другу.

Разогревшись, изучив материал, ощущая пресс, наполняя зал разным дыханием, пика нам было предложено достичь, играя в «Кин-дза-дзу». Казалось, что все начнут по привычке играть на тарабарском, оно как бы просилось. Поначалу было сложно уйти от неканонических движений, уж больно как-то искренне мы их испытали. Но все справились. Может нам не всегда удавалось находить общую тему для общения на площадке, но все были увлечены. Признаться, я не очень люблю именно этот формат, но вчера мне было как-то по-особенному весело и интересно. Грех не использовать возможность, когда тебе разрешают сходить с ума.

Спасибо всем за занятие, и Мастеру за то, что не жалеет нас, и настраивает нас, ювелирно, как инструменты. Очень хочется верить, что из нас получится не только «стационар», но и оркестр.

Какая же праздничная крепатура, – продолжила ловить себя на мысли я за обедом и после обеда, и во время распития кофе на парковой лавочке. Невозможное удовольствие понимать, что все, что ты делаешь – не зря. Правду говорят: лучший подарок – подарок, который ты делаешь себе сам. Не жалейте для себя себя.

С праздником! Вдохновения всем бесконечного, внимательных партнеров, интересных сюжетов, благодарных и умных зрителей и хороших учеников! Давайте создавать интересные миры!