Воображение и внимание с Михаилом Костровым (08.10.2014)

Автор Мрія Лузан

Мастерство актёра – точная наука. Это означает, что каждый может её освоить, приложив должные усилия. А прикладывать усилия хотелось как никогда.

Распределившись по классу, мы начали с упражнения, которое делают только один раз и в незнакомой группе. Было велено рассмотреть с ног до головы каждого. Здесь и пошли первые ошибки. Почти все мы рассматривали друг друга поверхностно, как бы нехотя, не заглядывая вглубь, не щупая нутро каждого человека, на что Миша и указал. Исправились. Рассмотрели. Закрыли глаза. А теперь нужно вспомнить кто где стоит. Все пару десятков человек. Открыли, проверили, запомнили, опять закрыли глаза и снова проверили собственную внимательность.

Далее разбились по парам с людьми. которых мало знаем и начали друг друга разглядывать уже визави. Здесь нужно понять какой перед тобой человек, чем он живёт, какие у него привычки, вкусы, предпочтения, черты характера, etc. Поначалу было сложно, но Миша вскоре дал подсказку: представить этого человека в экстремальных ситуациях, критических условиях. И тут понеслась. Партнёр перед моими глазами за пару минут прожил пол жизни: он готовил суп, отводил ребенка в садик, улетал из аэропорта, попадал в автокатастрофу, проводил сеанс психотерапии и просто читал книгу у камина. Удивительно то, что, как будто зная о чём Я думаю, партнёр по-разному реагировал в зависимости от ситуации. Считав микродвижения тела и лица, сделала свои выводы. После у нас было пару минут рассказать друг о друге увиденное и обсудить кто где ошибся. У многих совпадение было более 80%, у нас 50 на 50, что тоже много, как по мне. Такой высокий процент Миша объяснил нам основой основ, а именно событийно-оценочной цепочкой.

Ставя партнёра в различные жизненные ситуации, то есть давая ему событие даже мысленно, мы всё равно получаем оценку и пристройку. Каждый из нас обладает уникальным личным жизненным опытом и этого опыта более чем достаточно для того, чтобы считать вероятное поведение человека, а всё потому что, внимание, оценку мы осуществляем на базе прошлого опыта и будущих мечтаний и целейЭто утверждение натолкнуло меня на размышления о времени и его иллюзорности, как такового. Выходит, что в настоящем, оценивая здесь и сейчас, мы пользуемся опытом прошлого и ожиданиями будущего, подсознательно частично находясь и там и там. Но ежесекундно мы получаем опыт, который нас меняет и тут же становится прошлым, которым мы же пользуемся в настоящем, оценивая происходящее. Будущее постоянно перетекает в прошлое, грань между ними стирается, времени не существует, и, остается, как в песне “только миг”.

Этот миг мы и ловили в следующем упражнении. Задачей было ходить через центр бархата, не выпадая с него, не сталкиваясь с другими людьми и делая это в быстром темпе. Затем задача усложнилась. Мы закрыли глаза, покрутились вокруг своей оси и дальше пошли при тех же условиях. Поначалу выполнить это казалось невозможным. Мы постоянно сталкивались различными частями тела, пока Миша не показал как надо. А надо было просто не суетиться и двигаться очень медленно. Перейдя, как мне кажется, к сверхмедленному темпу, Я начала улавливать дыхание, тепло, запахи и блики окружающих, а через несколько минут мне начало казаться, что вокруг людей нет и вовсе, т. к. перестала их “встречать”. Какого было моё удивление, когда, открыв глаза, обнаружила себя в толпе, стоящей впритык. Оказалось, что мы разворачивались и расходились в сантиметрах друг от друга. Посмешили Мишу мы в общем.

А потом был мой любимый поводырь. Как по мне, нет ничего кайфовей, чем закрыть глаза, довериться другому человеку, частично переложить на него ответственность за сохранность своего тела и стать марионеткой в его руках. Меня водили среди кучи людей, меня ползали на карачках и по стульям, давали трогать разные предметы и кувыркали всеми мыслимыми и немыслимыми способами и всё без единого звука! После, роли поводыря и ведомого сменились и Я бережно поиздевалась над Женей в ответ тогда и по пути домой на улице после занятия.

Немного теории:

В основе любого этюда лежит событийно-оценочная цепочка или СОПР (Событие Оценка Пристройка Реакция).

События (Что произошло?) делятся в зависимости от объекта и пространства действия на три рода:

  1. События на территории  моего тела (любое физическое или ментальное влияние)
  2. События в пространстве моего действия (вокруг меня, но в которых Я лично не участвую)
  3. События за пределами пространства моего действия (те, которые на нас не действуют; часто вне поля нашего зрения)

Очень легко понять разницу между событиями можно проведя параллель с тремя кругами внимания, а лучше тремя видами опыта. Остановимся на последнем.

Опыт бывает:

  • – личный (шёл, упал в яму)
  • – наблюденный (шёл с Мишей, Миша упал в яму)
  • – косвенный (пришёл Миша и рассказал, как он упал в яму)

Самыми сильными является личный и косвенный опыты, т. к. косвенный опыт мы воображаем, а хорошее воображение = действительности.

Оценка (Как Я отношусь к событию?) лежит между прошлым опытом и будущими мечтами и целями.

Истинными целями является безопасность и наслаждение любого рода (от еды, секса, спорта до помощи другим людям). Даже альтруисты всё делают ради удовольствия, коим является слава и одобрение окружающих.

Пристройка (Что Я в связи с событием собираюсь сделать?) является подготовкой тела к действию. Это изменение тонуса тела, сердцебиения, дыхания, температуры. микромимики; то, как мы группируемся перед реакцией.

Пристройка делится на:

  • – осознанную
  • – неосознанную

Пристройка у обычных людей неосознанная и по ней мы считываем их поведение и различаем ложь. Актёр же отслеживает свои пристройки и может реагировать так, как считает нужным.

Реакция (Что Я в связи с событием делаю?) является конкретным действием, ответом на событие.

Дабы осознать сразу перешли к упражнению в парах. Партнёр даёт событие, а ты, прежде чем реагировать, отслеживаешь свою пристройку, как бы поступил в реальной жизни ты сам, а потом реагируешь иначе, предварительно успев поверить в то, что это твоя истинная реакция.  Так, играясь с собственными мыслями и реакциями, отследила неестественность своих действий и состояние, в которое впадаю, что очень пригодилось буквально через минуту, когда нужно было играть без слов, одними жестами.

Строить драматургию максимально естественно и натурально для меня оказалось сложнее чем ожидалось. Партнёр засыпал кучей ярчайших событий, с меняющимися реакциями одна за другой так быстро, что попросту выпала из игры и начала наблюдать. Попыталась жестами объяснить партнеру, чтобы не спешил, расслабился, перестал идти от головы и начал жить. Поняла, что немощна. Тут же задумалась о собственной правдивости и задалась вопросом какого чёрта думаю о том, кто как играет, а не живу внутри игры. Взяла себя в руки. Кое-как успокоив и партнёра и себя, начали заново и тут пошло. И драматургия последовательная, и правдивость и мизансценирование, по советам Миши, в придачу. Счастье было неописуемое. Вспомнились слова из фильма “Полночь в Париже”.

Никакой сюжет не может быть ужасным, если история правдива, если проза чиста и искренна.

А потом был алфавит (играем по реплике, каждая из которых начинается со следующей буквы алфавита), два еврея (играем только вопросами) и игра событиями трёх родов. Здесь лично у меня возникли самые большие трудности. Мало того, что обнаружилось существование смешанных событий, отличать которые было и без того сложно, так ещё и драматургия получалась далеко не самой связной, примерно:

– Хорошо подстригся.

– Холодно здесь.

Вроде и по порядку кидали события 1-о, 2-о и 3-о рода, но не понимая где какое , порой даже забывал какое по счету следующее. Здесь вспомнилось сравнение СОПР с игрой в пинг-понг. Миша показал, что для связности игры события нужно сначала принимать, а потом уже давать свои, примерно:

– Хорошо подстригся.

– Спасибо большое. Холодно здесь как-то, правда?

Адекватности поприбавилось после, что не может не радовать.

А под конец, Миша рассказал о полифоническом мышлении и о том, что человек от природы может вести одновременно пять мысленных процессов. Объясняется эта гениальность наличием 5и конечностей. Мы можем ведь одновременно махать одной рукой, гладить себя второй, топать одной ногой, стоять на другой и ещё и кивать головой. При этом 5 процессов не предел. У хорошего актёра на сцене 15-18 потоков сознания одновременно. Всё развивается и мозги, в первую очередь, потому читаем Ершова, Чехова, Станиславского и двигаемся вперед.

И напоследок. Если вы вдруг решили, что чего-то не можете. не умеете, в чем-то плохи и вообще обладаете каким-либо комплексом, вспомните:

Костров сказал, что Я – совершенное существо!