Процесс и проблема с Юрием Кляцкиным

Автор Арсений Прозоров

Занятие началось с игры. «Вампиры» была бы отличным вступлением к занятию, конечно если бы мы не «тупили». Но хоть игра и не вышла, обстановка уже была накалена до предела. Мы уже хотели исправить ошибку начала игры, в самом занятии. Внимание было сконцентрировано.

Итак, процесс и проблема, коротенькое лекционное вступление вначале, без которого само занятие было бы невозможно:

Процесс – совокупность определенных действий, направленных на достижение цели.

Если провести параллель с психологической стороны, то этим вопросом занимался отечественный психолог Леонтьев А.Н.,  и он предложил схему деятельности, в нашем случае, процесс есть более высокой инстанцией, и включает в себя эту схему. Итак мы получаем схему:

Процесс-действие-операция-психофизиологическая функция

С этой схемы, мы понимаем, что для достижения определенной цели, мы должны совершить определенные действия (сознательные) -, а действия в свою очередь включают в себя операции(менее осознаваемые) , и для выполнения операций, наш организм должен как то реагировать на раздражитель. Но вернемся к театру, предметы в этой схеме «появляются» на этапе действия. Для веры и осознанности в игре с воображаемыми предметами, мы должны помнить, какие же они характеристики имеют:

Предмет имеет такие свойства:

1)Вес

2)Объём

3)Температуру

4) Плотность

На этом, лекционная часть закончилась, и началась практическая.

Первое упражнение, группа поделилась на две части, а каждая часть на две колонны. Упражнение, было направленно на развитие, конкретных операций с воображаемыми предметами.  С самого начала, мы должны были усвоить:

Что не можем работать воображаемыми предметами, если с этими же предметами мы не делали таких операций в жизни.

Далее было упражнение в группах, мы разбивались по 6 человек, и придумывали деятельность, для всей группы, причем мы должны были обоснованно молчать.  Каждый человек пытался воспроизвести, свой процесс. Самое интересное,  при выполнении действия, внимание концентрируется или на «показывании» действия, или на «вспоминании» того как ты это делал в жизни. Первый  вариант, был самой большой ошибкой. При втором варианте, нужно было доходить до мельчайших подробностей, чтобы это воображаемое действие с предметом, «стало реальным для зрителя и для себя самого».

Видите, до  каких реалистических деталей, до каких маленьких правд надо доходить для того,  чтобы наша природа физически поверила  тому, что делаешь на сцене. (Станиславский – Работа актера над собой)

Вот тут мы видим связь, с той схемой, которую давал Леонтьев, в психологическом плане. Мы получаем то что при выполнении мельчайших операций, наша мышечная память вспоминает,  и во – первых, в это действие  начинаем верить мы, а значит и зритель, а во вторых, наш организм отвечает так, как бы он действовал при выполнении работы с реальным предметом (то есть психофизиологические функции). Все становиться на свои места, и мы начинаем действовать по настоящему, а не наигранно.

Но основная проблема заключалась в другом. И в последнем упражнении она выявилась как нельзя ярко.  При работе с воображаемыми предметами , в первый раз, нам нужно сознательно контролировать каждое действие. Мы как бы «заново прокладываем тропинку»  действия с предметами, ибо в реальной жизни мы не задумываемся, как мы берем чашку, как держим вилку итд. Но тут внимание переключается на эти действия. В последнем упражнении, мы должны были, одновременно выполнять  процесс, и  играть в «слово за слово» с партнером.  Я считаю, что при не наработанной игре с воображаемыми предметами, когда только предстоит «протоптать тропинку», выполнять это задание, не то, что сложно – почти невозможно. Потому что внимание может быть направленно только на одну деятельность, остальные же должны выполняться автоматически. То есть мы не можем направить внимание одновременно и на воображаемое действие с предметом, и на осознанный диалог с партнером.  Можно возразить – что Юлий  Цезарь и Наполеон, могли делать «3 дела одновременно», но тут вопрос в переключаемости внимания. Итак, при работе с воображаемыми предметами, операции (неосознанные) становятся действиями (осознанными). И тут возникает конфликт. Когда мы работаем с партнером. Что мы выберем – действие с предметом, или взаимодействие с партнером.  Лично я выбрал партнера, из за этого мои действия перешли в операции, стали автоматическими, и утратили всякий смысл.  После этого упражнения, мы еще практиковались в этом, и я выбрал немного иной путь – переключения, партнёр-предмет, но все равно  острота игры утратилась.

До последнего момента, у меня был диссонанс, как же работать одновременно с двумя вещами, и обеих контролировать сознанием. Но вопросы отпали, когда было объявлено домашнее задание: мы должны будем вывести работу с воображаемыми предметами на автоматический план, мы должны будем «протоптать тропинку» действия с воображаемыми предметами.   Это есть один из важнейших шагов, к достижению чувства правды и веры как на сцене так и в реальной жизни.

чувство правды  и  вера проявляют  себя на  каждом шагу,  во  всякий  момент творчества,  совершается  ли  оно  дома,  на  сцене,  на  репетиции  или  на спектакле. Все,  что делает артист и видит  зритель  в театре,  должно  быть проникнуто и одобрено чувством правды. (Станиславский – Работа актера над собой)