Медленно в себя с Мишей Костровым (20-22.01.15)

Автор Алёна Курта

Мы всегда торопимся. Люди всегда торопятся. На сценической площадке нам кажется, что время остановилось и надо по нему пробежаться, чтобы не «висеть», помня о технике, задачах, оценках, реакциях, желательно при этом не потеряв контакт с партнером.

Спешка, что в жизни, что на площадке, часто ничего общего с нами, а тем более с театром, не имеет. В рамках спецкурса, два занятия Миша посвятил тому, чтобы мы ощутили момент, когда рождается театр.

На одном из занятий мы учились ходить. Ходить плавно, всем телом, ощущая его целиком, ходить непрерывно, перетекать из шага в шаг, не повторяясь в формах тела, продавливая собой мягкое пространство вокруг нас. Ходить настолько медленно, насколько это возможно. Чтобы длина шага составляла два «вдоха-вдоха», потом четыре «вдоха-выдоха», и потом – восемь. Когда вы делаете шаг и счет вашего дыхания больше семи, ощущение себя настолько осознанно, в нем настолько интересно находиться, вы словно ничего не упускаете, вы впускаете в себя момент, вы успеваете услышать, увидеть, словить запахи, словить биение сердца, ощутить, как ступня касается пола, понять, что вы практически не моргаете. Ваше внимание максимально, на пятом шагу – уже не пошатывает, вы в контакте с собой. Если закрыть глаза (а я всегда закрываю глаза), можно ходить по «истории», понимать ее.

 

После упражнения чувствуется приятное напряжение мышц и эмоциональная наполненность, словно вы себя не расплескали по залу, а бережно собрали, как с рассветных листьев росу.

 

Абсолютно уверена, пока мы не научимся себе, пока мы не поймем, как рождается внутри мысль, желание, реакция, жест – ни о какой внимательности, которая так нам нужна для этюдов, «плотов», не может быть и речи.

 

После гуляний по залу, Миша предложил нам в парах работать с оценками и реакциями через дыхание. Если мы не дышим, мы спешим, мы не честны. Задача одного в паре – давать партнеру события в разных окрасках, а задача второго в паре – отреагировать на него, не пропуская дыхание (вдох или выдох в данном конкретном случае), чтобы дать реакции возможность «родиться». Длина вдоха регулируется сама по себе, тело не врет, его просто надо научиться слушать. Когда мы работаем в паре, очень важно дождаться полной реакции партнера, осознавая, что вдох или выдох – это не реакция, а ее начало. Начало оценки. И ее лучше всего не перебивать. Если вы работаете не на статике, то кроме реакции, лучше дождаться окончания партнером так же и телесной реакции.

Это упражнение было основой последующих практик о внимании и реакции изнутри.

 

Как часто вы заглядываете вовнутрь себя? Знаете ли температуру страсти? Знаете ли, что если тратить больше – меньше внутри не становится?

 

Актер – мультизадачное устройство. Нам надо думать о смысле, о теле, об оценке, о темпоритме, музыкальности, о мизансцене, быть внимательным ко всему, что происходит, ко всему, что делает и говорить партнер, рождать драматургию, помнить о синергии быта и бытия, и при этом не забывать дышать.

 

Миша учит нас понимать себя. Как устройство. А уже потом, особо любопытные, как я например, могут попробовать прожить себя, чтобы многое о себе понять.

 

Круговой монолог. Упражнение для гурманов. Коих у нас на курсе достаточно, чтобы сервировать это блюдо раз в квартал. 6 человек как один. Ни звука от первого лица. Тотальное внимание. Второй план чередуется с первым. Все шестеро – один оркестр, который работает над одной задачей, жестово-оценочный ансамбль, после которого еще минут 15 особенно тепло. Потому что там внутри все рождается в секунду. Там внутри потоки энергии и сознания плетут из шестерых косу.

 

Осознав «чистые места», Миша предложил работать над этой формой без слов. Только с помощью тела, то есть жестов. Если изнутри очень сильно просилось, можно было «звучать». Работает. В чем же секрет? В тотальном внимании и в том, что мы осознанно формируем жест, чтобы партнер нас понял. Но вопрос: как сделать реакцию более точной? Более наполненной?

 

И тут у Кострова, как обычно, был припасен «туз в рукаве».

 

Четыре человека. Первый начинает в сторону второго, второй продолжает в сторону третьего, третий в четвертого и дальше по кругу. Никаких слов. Вы полностью контролируете свое тело, свое дыхание. Внутри вас проектор и пружина. Хотите – закройте глаза. Партнер делает жест, обязательно касаясь другого партнера. Партнер, осознав контакт, проецирует реакцию на проектор, понимает ее, и, осознав свое желание прореагировать, сжимает в пружину, наращивая желание и энергию, и только когда момент, когда пружину уже не удержать будет ощутим во всем теле, он позволяет реакции случиться в сторону третьего партнера. Важно словить импульс первой реакции, а не перебирать варианты, «как бы было интереснее отреагировать», и дышать. Дышать в том ритме, который вам предлагает ваше тело. Ваш аппарат, который работает на всю мощность. Если вы позволите себе тратиться, конечно.

 

С шагами, о которых я писала немногим ранее, то же самое. Когда вы осознанно делаете шаг, вы понимаете, о чем он. С реакцией то же самое. На четвертом круге такого «общения» проживание становится более глубоким, а реакции очень живыми и настоящими. Страстными, что ли. Когда ты доверился и не идешь против себя.

 

Я задала Мише вопрос, как правильно: отреагировав, отпустить состояние, и ждать нового «месседжа» от партнера справа в расслабленном состоянии, или находиться в нем до необходимости новой реакции. Миша ответил мне вопросом: а как оно рождается у тебя? А оно рождается по-разному. В разных «ответах» по-разному: в одних хотелось пожить, словно чтобы не разлить, а иной раз ответил – и хорошо стоять или сидеть, чувствуя движения воздуха от того, как двигаются люди вокруг тебя. И это оказалось правильно, потому что правильного ответа, когда мы работаем над собой нет. Важно нащупать точку, где происходит все.

 

И самое главное. Конечно, это вполне могло бы быть мое мнение о том, что после таких упражнений и упражнений на тотальный контакт с партнером (руки, взгляд – мы писали об этом в прошлом году) следовало бы жениться, потому что уровень внимания и близости очень высок. Но это не главное. Главное то, что когда сжимаешь пружину, и отдаешь больше, чем мог бы, если бы ее не сжал, оно внутри никуда не девается. Нет опустошения. Тратишься больше, а оно не стынет внутри. Что говорит о том, что если работать, не жалея себя, то отдача будет намного больше. Но не жалея себя, это, по моему скромному мнению, не оглушить партнера интересным только тебе монологом, а быть с партнером честным по всем параметрам вашего аппарата – тела, звука, плавности, ритмичности, дыхания.

 

После того, как мы нашли в себе театр (как это было красиво! 45 человек сидят на полу с закрытыми глазами и допроживают ощущения, осознают то, что только что 15 минут происходило), мы играли «плоты». Плоты в форме кругового монолога, когда реплики и события каждый из четырех предлагает по очереди, создавая оркестр.

 

Внутри было очень комфортно. Когда ничего лишнего, но много личного. Когда слова можно посчитать и будет стих. Три-два-один-один-три-два-один. Когда все реагируют на полную силу, даже если и молчат. Когда ты ощущаешь, как в тебе рождаются реакции. Конечно, тотальное внимание часто приводит к замедлению, хотя внешне и не похожему на «вис», но к пятой минуте к нему приходящему из-за отсутствия постоянных изменений. Но над этим можно работать.

 

Конечно, у каждого они рождаются по-разному. Реакции. Но я все таки адепт религии о том, что бог сначала рождается внутри, а потом говорит. Недаром жестом или положением тела можно исправить эмоциональное состояние или сменить образ мышления.

 

В любом виде творчества, чем бы вы не занимались, танцуете вы или занимаетесь единоборствами, рисуете или занимаетесь гимнастикой, йогой или катаетесь на мотоцикле – нужно понимать, где это творчество рождается, как оно создается, какая техника нанесения краски, как найти баланс на повороте, как правильно поставить каблук в шаге назад. Без понимания базовой техники невозможно выйти на уровень, который позволит вам достичь адекватных результатов.

 

Мы о внимании говорим уже сто лет, если не все четыреста семьдесят три. После каждых «плотов», этюдов и занятий. Мы настолько спешим быть интересными, что спотыкаемся о себя же, забывая о том, что в нас есть чувственность и музыкальность, есть свое отношение к эстетике, свое ощущение пространства. Так может стоит научиться себе через себя, прежде чем искать себя в партнере?

 

Я к сожалению, не видела, как эти все реакции выглядят со стороны, так как мы занимались все одновременно, и я имела честь участвовать в упражнении в качестве «примера», поэтому тоже не видела, но я почему-то абсолютно уверена, что за этим было приятно смотреть. Подглядывать за живыми людьми. То, чего бы хотелось зрителю. То, чего хотел бы от каждого из нас Анатолий Николаевич, Миша, Юра, и каждый наш партнер.

 

Вспоминаются слова собирателя истин: бог нам дал два уха и один рот – было бы хорошо использовать их пропорционально. В работе с партнером это, мне кажется, не маловажно.

 

Спасибо, Миша, что учишь нас всему этому, сжимая свою внутреннюю пружину до максимума, от которого каждый из студийцев уходит с занятий в новом для себя состоянии. В состоянии, когда ты хоть и чайной ложечкой, но копнул в себе тоннель для побега во всеобъемлющее состояние свободы.