МК Михаила Кострова «Игра с предметом” 06.02.15

Автор Юлия Мироненко

Одна из актрис советской школы (не помню кто, увы) говорила, что даже ванну принимает так, будто она находится на сцене и на нее смотрят зрители. Едва ли этот навык можно обрести, постоянно насилуя себя воображаемым вниманием несуществующих зрителей, скорее стоит научиться откровенно наслаждаться любым своим телесным процессом, отточив их точность и выразительность до уровня произведения искусства. Прекрасная формулировка у Миши “научиться распускаться как цветочек”. В этом плане одно из заметных отличий новичков и старичков на учебной площадке – это суетливость в поведении, «разброс» энергии в бессмысленные метания у первых; и лаконичность, значимость, энергетическая наполненность действий и слов у вторых – что заставляет зрителя ловить и интерпретировать каждый их жест.

«Актер живет в действии» 

«Говорить о чувствах или отношении НЕЛЬЗЯ, из надо показывать действием, телом»

«Текст стоит произносить только тогда, когда не знаешь что сделать.» 

Эти и подобные комментарии все чаще и настойчивее звучат на последних занятиях. И все больше упражнений на осознание поведения тела: что оно делает, как, почему, какие изменения происходят в разных эмоциональных состояниях? Какое самоощущение, форма, мышечная динамика, напряжение, жесты, темпоритм, контур внимания свойственны другим людям, как это уловить и выразить?.. 

Это лирическое отступление, а теперь собственно о мастер-классе «Игра с предметом». Как сказал Миша, 

«Характерности персонажа лучше проявляются через взаимодействие с неодушевленными предметами, чем с одушевленными»

Начали с разминки, потянулись, «размяли» узор внимания, в конце направив его блуждать внутри собственного тела.

Затем Миша предложил взять предметы, с которыми можно выполнить некий процесс секунд на 15-30 (карты, блокнот и ручка, карандаши, и тп. Печатную машинку так никто и не принес)). Мы выполнили несколько раз тот же простой процесс с задачей сконцентрироваться на визуальном восприятии и с каждым повтором находить в нем некие новые акценты. Нужно было уводить внимание от того, на чем внимание задержалось в прошлый раз, и искать что-то ново; какие-то детали, не отмеченные ранее. Такой «взлом» автоматизма. Затем добавить такое же акцентирование в кинестетическом контуре внимания, и далее в аудиальном, отмечая все три потока.

Потом тот же процесс выполнялся через эмоциональные состояния (радость, тревога, сожаление + свое на выбор).  Берешь состояние, делаешь процесс, и отмечаешь, как в процессах через разные окраски меняются ощущения, способ смотреть, темпоритм, дыхание, какой контур внимания превалирует при разных окрасках и тп. Последним заданием было выполнить процесс и от него взять окраску.

Затем Миша предложил произносить вслух некую фразу (без особого смысла), при этом отмечая вниманием, что происходит внутри артикуляционного аппарата, наблюдая за тем откуда и как рождается звук, какие мышцы задействованы, какую форму принимают, что расслабляется, что напрягается. И пробовать разные способы произнесения текста. При этом эмоциональный окрас не брался заранее, а рождался от положения артикуляционного аппарата, и как следствие был очень верным, точным. Тут надо не спешить, а просто держать внимание на гортани, связках, языке, дыхании, отслеживая изменения в их положении, и звук и текст появляется сам по себе естественным образом без малейшего усилия воли. Один из акцентов – это как бы разотождествление с телом, восприятие его как некий объект, инструмент.

Затем мы играли с куклой (мягкой игрушкой). Нужно было не повторить ни одного действия в этой игре-упражнении, и через какое-то время дополнительным заданием было каждое действие делать с разными эмоциями.

После этого был разговор с куклой. Кукла отображала некого партнера или ситуацию, речь шла о собственных жизненных проблемных ситуациях. Мы должна были говорить вслух и мысленно «слышать» ее ответ.

Следующим упражнением снова была игра с куклой, но на этот раз мы поменялись ролями, то есть если ты раньше играл ей, то теперь она как бы играет тобой и «ведет» тебя, а твое тело отвечает на ее движения. Тут как и в первой игре следует отдаться импульсу, а не придумывать движения.

После перерыва Миша предложил вспомнить некую проработанную архетипическую ситуацию из своего опыта: например, в детстве мальчика бьют хулиганы, это повторяется несколько раз, потом он находит в себе смелость дает сдачи, и после этого страх исчезает и ситуация как правило не повторяется. Нужно было разбить ситуацию на этапы (1. увидел хулиганов 2. испугался 3. побили… возможно повторилось не раз… изменил способ поведения и победил.. трансформация.. новый «я» который не попадет в подобную ситуацию) и каждый этап выразить неким символическим лаконичным жестом с максимальным эмоциональным окрасом. И повторить столько раз, сколько нужно.

Затем следовало вспомнить некую «незакрытую», проигрышную архетипическую ситуацию из своего опыта, таким же образом разбить на этапы и выразить их в жестах, и при этом добавить в конце жесты, символизирующие «победу» над страхом, трансформацию. Повторить столько раз, сколько будет нужно, с полным эмоциональным проживанием.

Далее мы снова взяли предметы, с помощью которых можно делать процесс, и существовали с ними, вживаясь в разных персонажей (каждый минуту-полторы), отмечая изменения манеры поведения с предметом, темпоритма, контура внимания, дыхания и тп.

Последним заданием было отложить все предметы и через какое-то телесное поведение, жесты выразить «себя», при этом тело воспринимая как некий объект, инструмент. И потом, когда почувствуешь, что получилось выразить себя, то можно пробовать выражать других людей.

К завершению МК появилось ощущение, что под словом «предмет» в названии «Игра с предметом» подразумевались не столько куклы и прочий реквизит, сколько «тело актера» 🙂

Отличный мастер-класс, масса удовольствия, спасибо!