Монолог с Володей Тагвеем. 24.05.2015

Автор Алёна Курта

Изначально данное занятие было запланировано как монологи в ключе “Пейзажа” Пинтера, но и без Пинтера, если честно, мы сегодня многому научились.

На занятиях с Володей всегда царит атмосфера любопытства, всегда важен фидбэк и каждый вносит свою лепту в улучшение процесса понимания той или иной актерской техники, за что Ему огромное спасибо.

Собственно, по делу.

На третьем курсе никому не надо было объяснять, что такое монолог. Но повторение – мать учения и мы легко, измазав руки в цветной мел, вспомнили, что монологи бывают следующими:

 

  1. от имени альтер-эго
  2. от имени себя, когда партнер – нечто мистическое  (бог, смерть, у некоторых – совесть)
  3. от имени себя, когда партнер – воображаемый партнер
  4. от имени себя, когда партнер – предмет
  5. от имени себя, когда партнер – твой партнер по площадке, но вы не работаете в контакте

Для разминки Володя дал в парах упражнение “один монолог на двоих” (первый номер в паре начинает монолог, а второй по хлопку продолжает его же), которое получилось у всех, после которого мы отрабатывали один и тот же монолог уже индивидуально, работая по очереди с предметом и воображаемым партнером.

Самое вкусное началось, когда в парах мы работали над темой, но в контакт с партнером не входили, и когда монологи становились способом показать тему или реакцию на событие, которое  в своем монологе обсуждает номер два в паре, с двух сторон. Стала появляться картинка, появлялась история. Стало понятно, что зрителю можно рассказать не диалогом, а двумя монологами.

В первой части занятия мы много играли монологов в обстоятельствах “без контакта”. Задача была использовать в этюде все пять (на двоих) видов монологов и это должно быть оправдано.

Из основных наблюдений, которые скорее ошибки: равность длины монологов партнеров по площадке, отсутствие истории, паузы, которые скорее – невозможность определить сходу это партнер задумался или закончил мысль и боязнь перебить партнера, частая подмена монолога диалогом, между которыми, по своей сути, тонкая, но такая красивая, грань.

Магия началась, когда Володя разрешил вплетать между монологами контакт с партнерами. В том числе и телесный. Это существенно насытило сами этюды, появилась возможность работать на контрасте мыслей и реальных действий, этюды стали динамичнее по ритму. Мы пришли к выводу, что через контакт хорошо играть быт, а через монологи бытие. После некоторых экспериментов с длинами монологов и их формой (слова, песни), нашли гениальной работу внахлест, если это не перебивание, а аккуратные две звуковые дорожки, которые одинаково разборчивы для зрителя. Стала появляться музыкальность.

Сегодня не было ни одного этюда без важных актерских изменений. После занятия мне показалось, что сегодня был открытый сеанс психотерапии, поскольку на площадке всех, что называется, “гребло” и было много личного. Об этом был мой комментарий на занятии, когда мы сравнивали энергию, которая рождается в “слово за слово” и в монологах. Они разные. В партнерской импровизации можно пойти от актера напротив и играть, грубо говоря, его. В монологах же есть только ты, и поэтому магия рождения мысли, магия отношения к ней, магия смены настроения и собственно широкий диапазон эмоций случаются сами собой.

Площадка на Рейтарской сегодня услышала много интересного. Говорили с богом, мячами, телефонами, стенами, чертями на плечах, сердцем, воображаемыми мамами, говорили привычно с собой. Были затронуты многие темы, была глубина, которая реально есть в каждом из нас, и которую можно легко заболтать в “слово-за-слово”, что мы часто и делаем, работая на низменных каких-то темах, решая странные задачи, забывая, сколько всего есть в наших головах, которое мы пытаемся понять.

После занятия некоторые мы остались попробовать вплетать монологи в “слово-за-слово”. Это реально работает и работает очень вкусно. Самое важное в этой форме игры – усиленное внимание по отношению к партнеру, оправданность монологов в тот или иной момент, взаимное доверие.

Пробовали монологи на троих – решили, что два – это оптимальное число для такой формы работы над повествованием. Но не попробовать мы не могли, уж очень было любопытно. Так же осознали в который раз, что монолог сам по себе не интересен, если он не помогает решать конкретную задачу на площадке.

Магическим образом ощутили атмосферу, которая незамедлительно появляется, когда этюд играется в форме монологов.

Очень понравилось в манере Пинтера создавать монологи из одного слова в противовес длинным монологам партнера, понравилось, когда монологи как петельки плетут историю зрителю и ведут к развязке.

Можно как угодно относиться к “личному” в монологах, но  сегодня еще раз я утвердилась в правильности своих мыслей насчет залога успешной игры на площадке в таких формах, как “слово-за-слово”, “плоты” и “монологи в этюдной форме”: если вы не готовы быть уязвимы, если вы не готовы показать личное отношение и боль в отношении того или иного события или случая, если ваши слова лишены некого нерва, который дрожит внутри и посылает вам сигналы в мозг, если вас не волнует судьба того человека, судьбу которого вы сейчас “живете” на площадке – нет смысла выходить на площадку в принципе. Это совершенно не честно, как минимум, по отношению к партнеру, который не жалеет вопросов богу, часам, бабушкам, внутреннему ребенку, не боясь быть уличенным в некой слабости и не боясь быть размолотым в прах реальности, найдя в себе ответы, которые совершенно не хочется слышать.

Спасибо Володе за занятие и за интересное партнерство в этюде. Очень полезно и интересно. Уверена, мы будем применять этот ход, а я имею ввиду не Е2Е4 Е7Е5, а монологи, в импровизации, что позволит существенно улучшить картинку истории, которую мы каждый раз пытаемся рассказать зрителю.

А “Пейзаж” Пинтера желательно прочесть, конечно, Алена. Как тебе не стыдно вообще так относиться к Нобелевским лауреатам по литературе.