Охотники за социальными артефактами (занятие с М. Костровым, 23.10.15)

Автор Евгения Лакосник

“Любое настоящее чувство между двумя людьми — слишком большая редкость, чтобы быть чем-то нормальным.” (С) Теннесси Уильямс, “Кошка на раскаленной крыше”

Можно ли представить себе мир без любви? Без обид и агрессии. Может, без ревности и предательства… А без долга и свободы? Основные понятия, паттерны, ясные для любого человека – разве можно без них?! Мы учимся на них, впитываем вместе с детскими сказками, любимыми книгами и фильмами, рассказами родителей и друзей, школьными учебниками. Мы принимаем их, беря в качестве основных жизненных категорий, не особенно задумываясь над их прадивостью, реальностью, фактом. Но ведь не существует однозначного их определения. Нет, например, единого “любовь – это…” во всех словарях, книгах, мыслях и пониманиях. Может, не случайно? Может, мы просто принимаем на веру некие социальные артефакты?..

Артефакт (лат. artefactum от arte — искусственно + factus — сделанный) в обычном понимании — это любой искусственно созданный объект, продукт человеческой деятельности. В том числе он может быть носителем социально-культурной информации, жизненно-смысловых значений, средством коммуникации, заставляющим нас поступать так или иначе, находить, казалось бы, простое объяснение своим и чужим поступкам, переносить ответственность на другого человека и зачем-то брать ее самому. Просто потому, что существует некая искусственно созданная категория, под которую можно с относительной легкостью подвести восприятие мира – окружающего и внутреннего.

Именно с такими категориями, дефектными производными социума, мы сегодня и работали. Разбившись на пары, выбирали один из артефактов, концентрировались на нем, выискивая в глубинах себя возможные причины и последствия исходного события, и подводя свои отношение и реакции под эту категорию. Отключали голову и слушали сердце, заменяя осознанность – “подстраивание” под артефакт – на чувства, то, что действительно нас волновало здесь и сейчас. И действовали согласно им.

Путем проб и ошибок, поисков понимания и откликов внутри нас самих стало понятно, что подход “от артефактов” в жизни крайне сложен. Просто потому, что как правило они наслаиваются друг на друга, сбивая самоопределение в плотный ком навязчивых значений и подоплек. Но он вполне может работать, например, в этюде, если выполнять ряд условий.

1. Чтобы артефакт “заработал” в драматургии, он должен быть актуальным для всех участников (в нашем случае, двоих). То есть, если один партнер идентифицирует предательство со стороны другого, то и второй должен опираться на эту же категорию. Причины определения артефакта могут быть разными, например, супружеская измена для одного и выдача полиции у другого. Но оба должны руководствоваться одной категорией.

2. Объект, на который направлено понятие артефакта, не должен существовать или касаться кого-либо вне этюда. Например, если две женщины борются за одного мужчину, которого нет в этюде, то они не могут руководствоваться ревностью, ведь объект артефакта находится вовне.

3. Артефакт действует здесь и сейчас. Предыстория событий может быть длинной и запутанной, но искусственно созданная категория должна применяться только к текущему состоянию, возникшему как результат исходного события.

4. Поиск и осознание чувств, спрятанных под маской артефакта, в первую очередь – процесс интимный. Оба партнера должны сначала понять, что чувствуют сами в данной конкретной ситуации, определить для себя свой внутренний отклик на предлагаемые обстоятельства, прежде чем искать чувства и реакции у партнера и взаимодействовать с ним.

5. Слова не важны. Тело, лицо и, главное, душа отображают правду, спрятанную за понятными и приемлемыми объяснениями артефактов, вернее и четче.

Американский психолог Кюблер-Росс, на основе своих наблюдений за умирающими пациентами, выделила 5 стадий принятия информации о смерти: отрицание, гнев, торги, депрессия и принятие. Практически, процесс осознания любой неприятной, удивительной или неприемлимой для нас информации, будь то война, расставание, угасание любви или крах экономики, проходит эти же стадии. Сегодня мы, приняв на веру утверждение об артефактах, прошли три первые стадии (во всяком случае, хочется в это верить), опробовав на своей шкуре – и под ней – истинное значение артефактов. Осталось пройти еще две, закрепив в себе полученные навыки, и, глядишь не только сцена, но и мир предстанут в новом свете.

…Не бойся заглянуть внутрь себя, мой друг. Возьми меня за руку или не прикасайся вовсе; молчи, не глядя в мою сторону, или не отрывай взгляда. Но только будь честен с собственным сердцем. Чувствуй! Делай это по-настоящему, а не ищи простых объяснений, придуманных до и за тебя. На самом деле все просто, это только мы с тобой упорно скрываем истину внутри своей души за малопонятными словами. Ведь “все мы дети одного гигантского детского сада: пытаемся сложить имя Господне из кубиков с перепутанными буквами алфавита на них.” (С) Теннесси Уильямс, “И вдруг минувшим летом”