Маша больше не лентяйка

Автор Мария Лихолет

Возвращалась сегодня домой и пыталась вспомнить советский мультик про девочку, которую перестали слушаться ножки и ручки. Святой google подсказал, на мое удивление название мультика «Маша больше не лентяйка», содержание мулитика, примерно то, что творится со мной и многими студийцами когда мы выходим на площадку. Вот, что бывает если мы не возяева своих рук и ног (вспомните себя в этюдах).

Теперь немного о вечном… В ЧК при поступлении часто задают вопрос, почему вы пришли поступать в театр, зачем вам театр? Странно, но меня, ни разу не спрашивали. А в свое время, когда я пришла в театр (это был не ЧК), я поняла, что сцена – это универсальное обезболивающее средство. Не для души, для тела (хотя они едины). Довольно странно звучит, мне нужен театр, чтобы было не больно, но это факт. Кто-то садиться на стакан, кто-то на иглу, кто-то на колеса, кто-то на игру.

Интересны сами процессы, происходящие в организме, в мозгу во время присутствия актера на сцене, которые оказывают такое «специфическое» действие. Должно быть, это выброс гормонов или что-то еще, но иногда мне кажется, что выходя играть – ты получаешь дозу. У меня случается какое-то  помутнение, такое впечатления, что через мое тело проходит какой-то невероятный поток, который ощущается на физическом уровне. Как он ощущается? Симптомы: что-то сродни опьянения (реального алкогольного опьянения), необыкновенный прилив сил, меня в прямом смысле «водит» и бросает в стороны как на корабле в шторм. Мозг включен, он все это видит, он хочет СОБРАТЬ тело, но оно под таким выбросом чего-то (гормонов, фигни какой-то там еще) не слушается.

Т.е. умом я понимаю, как должно быть, как должен выглядеть лаконичный законченный жест, как должен звучать голос. Т.е. характер моего героя живет во мне и знает, какими должны быть действия, а вот тело это не пропускает. Ему мешает припадок. Такое впечатление, что каждый выход на площадку, особенно в случаем импровизации, без какой-либо подготовки – это какой-то припадок, но без отключки сознания. И загвоздка в том, что чем больше свободы для воображения, тем больше тебя «бросает». Такое впечатление, что руки живут отдельно, ноги отдельно, туловище отдельно и мозг думает – «капец, что с оркестром!!!». И дирижер знает, как должна звучать музыка, но оркестр в таком кураже, что срать они хотели на дирижера.

После сегодняшнего занятия, поняла. Внутри – жизнь, а тело «висит» в одной краске похожей на истерику. Или, что еще хуже живет отдельно. И тут думаешь, черт, как же себя собрать, чтоб все было в гармонии. Должно быть, что-то подобное испытывают люди после инсульта, когда у них нарушена координация движений. Когда ты знаешь, как рисовать круг, но не можешь его нарисовать. Я для себя нашла одну важную проблему, отсутствие равновесия. Дискоординация между разумом и телом. Тут дело не в душевном равновесии, в котором упрекают психически неуравновешенных людей, а в психо-телестной. Получается я не владею своим инструментом. Он совершенно расстроен. Я ощущаю себя заключенной в собственное тело. Как звуки задыхаются в буквах, музыка в нотах. Я в теле. Душа – безгранична, ей так тесно, там в этой коробочке. И как только я пытаюсь сделать запрос – типа, дорогое тело, ЩАССС будем делать так-то. Как тело мне отвечает – ты че больная… И его начинает колбасить, трусить, оно пытается воплотить в жизнь невыполнимую задачу. Моя телесная память и гибкость развита намного меньше психической. Надо настраивать инструмент. Забавно, об этом так много говорили, а вот осознала я это полностью только сейчас.

P.S. Бог создал совершеннейший инструмент, круче,  чем все Скрипки Страдивари вместе взятые – это наше тело, а мы не умеем на нем играть.  Ни храним должным образом, не настраиваем, не заботимся.  Лентяи….